Влад Абрамов, владимир бородин (фото)

«Ела с серебра со Щербицким,
а оказалась в доме престарелых»
Наш репортаж из дома престарелых под Дымером:
старики рассказали о своих мечтах и о том, что их убивает

Социальный проект «Вестей» и «Репортера»,
цель которого — помочь пожилым людям, оказавшимся в домах престарелых, продолжается. Раз в месяц наши корреспонденты будут выезжать
в разные города, чтобы своими глазами увидеть,
как живут одинокие старики, в чем они нуждаются,
о чем мечтают, и рассказать об этом на страницах газеты. Надеемся, что к нашему проекту присоединятся те, кому небезразлична судьба человека, вынужденного жить на склоне лет
в казенных стенах.
Наш маршрут на этот раз — Киев-Дымер, где на окраине поселка расположился дом престарелых. Сейчас его облагораживают — корпус построили несколько десятилетий назад из дерева, и лишь в прошлом году нашлись деньги на его капитальный ремонт. 25 стариков временно живут в местной больнице, считая дни до переезда.

— А это, честно говоря, зависит от того, как быстро мы сможем обустроить комнаты — чтобы и мебель была, и кровати хорошие, — признается заведующая Людмила Исаюк.

Но прежде чем рассказать о нуждах, Людмила Петровна завела разговор
о судьбах стариков.

— Жила у нас киевлянка, умерла сравнительно недавно, ей было уже за 90.
И она порой говорила: «Меня убьет не старость, а мысли о том, что когда-то
я была заведующей сети гастрономов в Подольском районе столицы,
ела с серебра за одним столом с Щербицким и вот в конце жизни оказалась
в доме престарелых, и даже не в Киеве. У всех, кто здесь, тяжелые судьбы. Хочется, чтобы остаток жизни они провели в комфорте и уюте.

Медсестры рассказали, что очень часто к ним привозят людей в плачевном состоянии.

— Приезжают с документами, говорят: «Очень крепкая бабушка», а потом
на руках ее к нам заносят, — признаются сотрудники дома престарелых. —
У одной нашей подопечной были родственники-пьяницы. Всю ее пенсию пропивали, все ценные вещи из ее дома вытащили, наконец определили к нам. Первое время она лежала, с ложки ела. Потом потихоньку начала садиться, ходить. Приезжают соседи и не узнают ее. И она не одна с таким тяжелым прошлым.

Как признаются сотрудники, одинокие здесь далеко не все: у кого-то за границей есть дети, у кого-то в соседних поселках живет родня.
Но в Дымер близкие наведываются редко.

— Кого-то навещают раз в месяц, к кому-то раз в год заглянут, а кто-то
только волонтерам и может выговориться, — признавались нам нянечки.

ГЛАВНАЯ НЕПОСЕДА
— Романовна у нас — непоседа, ни минуты не может без дела посидеть,
хотя ей уже 86 лет. Она живет за счет того, что двигается. Весной и летом она поливает, пропалывает свою грядочку с укропом и помидорами. И каждый день, в любую погоду, по нескольку раз бегает с четвертого этажа на первый, чтобы накормить своих четверых котов. И всех подкидышей собирает, всех выхаживает. Кормит котят, щенков с ложки, а затем договаривается, чтобы
их забрали в приют для животных, — с любовью рассказывают нам сотрудники дома престарелых.

Мы застали Ольгу Романовну во дворе, возле ее любимцев.

— Сейчас Васька, здоровый такой кот, прибежит и начнет мурлыкать, так словно ругает меня: «Что ты так поздно приходишь? Я есть хочу», — улыбается бабушка. Разложив нехитрую снедь по мискам, она по-хозяйски посмотрела
на то, как идет ремонт их спального корпуса. В ее в глазах читается,
что и ей не терпится взять в руки малярный валик или рулон обоев.

— Надо чем-то заниматься. Пока работаешь — все плохое забываешь,
и в твоей жизни появляется что-то новое, хорошее. Вот смотришь ты, например, на свою грядку и думаешь: как красиво все сделала. Но потом радио включишь — и нет хорошего настроения. Что это за война такая? Что сделалась у нас такое? А еще и медицина платная. Росла при Сталине, а в старости на капитализм посмотрела. За все надо тысячу платить. Что это за жизнь такая? Страшно.

Наша героиня живет в Доме престарелых уже 12 лет. Никто из близких к ней
не приезжает.

— Родни было много, но никого уже нет. Поумирали. Почему-то я одна осталась.
«Я БЫЛ НАПАДАЮЩИМ, КЕНТОВАЛСЯ С БЛОХИНЫМ»
— Я вырос в Киеве, стал футболистом, нападающим в ворошиловградской «Заре» играл, с Блохиным кентовался. Так было все хорошо, а потом резко поменялось. Я тут уже месяц, два, три, — медленно, с заметным трудом начинает считать 63-летний Николай Иванович.

— Десять, — мягко подсказывает медсестра.

— Да, — с тоской вздыхает наш собеседник. — Инсульт — такая вещь,
что и врагу не пожелаешь. Лучше, чем сейчас будет, а как раньше — нет.
Ничего хорошего уже не будет. Поймав укоризненный взгляд медсестры,
экс-форвард меняет тон: «Ничего, выкарабкаемся. Будем стараться».

Футболист рассказывает, что был женат, что у него есть два сына, но навещает его лишь друг детства.

— Парни мои за границей живут. Я с ними связь потерял. Но, ничего они меня сами найдут. Обязательно найдут, — говорит Николай Иванович.

«ХОЧУ, ЧТОБЫ МЕНЯ ОСТАВИЛИ ЗДЕСЬ ДО СМЕРТИ»
— Тут можно жить. Тут хороший коллектив за нами ухаживают, как за детьми. Хочу попросить, чтобы меня оставили тут до смерти, не выгоняли, — тихо признается 80-летний Валентин Петрович.

Овдовевшего дедушку в дом престарелых привез пасынок четыре года назад.

— Вы бы видели, каким дедушка был тогда перепуганным. При взгляде на приемного сына у него руки тряслись, он бледнел. Мы подозреваем, что тот бил его, забирал пенсию, — рассказывают медсестры. — Сдал нам его, как ненужную вещь, а потом еще пару раз приезжал, отбирал последние копейки.
А мы же не можем за каждым посетителем проследить.

Но прошло время, Петрович успокоился, поправил здоровье и рвется в бой.

— Надо держать себя по-солдатски. Чтоб дисциплина была, чтоб порядок, — говорит он. — Помогаю тут по хозяйству. Мебель могу передвинуть, картошку почистить, двор подмести.

Он сбивчиво пересказывает свою жизнь: что поработал на многих стройках Союза, что от первого брака у него осталась дочь в Курской области.

— Я когда женился во второй раз, дочка сказала: «Если трудно будет, помни,
что у тебя дом есть, под Курском. Приезжай и живи». Но мы уже много лет не общаемся. Она не звонит, не пишет. Не знает, что я в доме престарелых.
«ХОЧЕТ ВЫИГРАТЬ 140 ТЫСЯЧ»
— Поскользнулся, раздробил коленную чашечку, а потом самолечение —
и вот, — показывает на ампутированные ноги 62-летний Анатолий Петрович.

— По пьяному делу все вышло, — тихонько уточняют медсестры. Пенсионер их слышит, но не злится.

— Ой, кто старое помянет... Я же не пью уже?

Медсестры по секрету рассказали, почему: «Он все деньги тратит на лотереи, мечтая выиграть 140 тысяч гривен. На выпивку уже не хватает. А может,
и вправду остепенился».
НУЖНЫ ЧИСТАЯ ВОДА И ШТОРЫ
На фото — дом, в который переедут старики из районной больницы,
где находятся временно. Новоселье планируют на начало мая, и мы надеемся, что с помощью всех не безразличных к чужой беде людей отмечать его новоселы будут в комфортно обустроенных комнатах.

Теперь все же об условиях. «На выделенные нам деньги мы и фундамент залили, и проводку поменяли, и стены утеплили. Но у нас остается проблема
с водой, — признается заведующая. — Нужна скважина. Сейчас вода идет очень плохая, фильтры забиваются моментально. Кроме того, было бы очень здорово, если бы в новые комнаты мы въехали с новой мебелью. Нам нужны
и шкафы для одежды, и тумбочки, и столики, и полки. Не откажемся от штор, гардин, ковров. Для кухни нам нужны вытяжка и электрочайник». И одна из главных постоянных нужд — памперсы, новое и старое постельное белье.
Ведь большая часть подопечных — лежачие.
КОНТАКТЫ
Директор терцентра соцобслуживания Вышгородского района Киевской обл.:

Наталья Петровна Рудько,
тел. (067) 467-24-87;

заведующая: Людмила Петровна Исаюк, тел. (067) 935-45-40.

Адрес: 07330, с. Дымер,
ул. Революции, 320.



Контакты нашего корреспондента: Vlad_Abramov@vesti.ua, тел. +38 (067) 245-57-45


Читайте также на «Репортере»
Made on
Tilda