евгений ясенов

ИГИЛ умер. ИГИЛ жив

8 вероятных сценариев дальнейшего развития событий
вокруг самой мощной террористической организации
в истории человечества
Армия ИГИЛ — в затруднительном положении. Давно уже нет победных сводок с фронтов. Эксперты предсказывают полный разгром этого войска в течение нескольких месяцев. Но принесет ли военная победа избавление от страшной угрозы, которую представляет собой ИГИЛ для немусульманского мира? Вот в этом эксперты как раз сильно сомневаются...
Военное поражение ИГИЛ с потерей территории вполне вероятно. И его действительно ждут в ближайшие месяцы
За последние полгода войска ИГИЛ потерпели ряд серьезных поражений. Утрачен контроль за несколькими важнейшими городами и за большой частью территории, которую им удалось захватить в 2014 году. На очереди — два ключевых пункта: сирийская Ракка (считается столицей ИГИЛ) и иракский Мосул (главный транзитный центр по торговле нефтью, что является финансовым фундаментом организации). Ожидается, что два этих города уйдут из-под контроля исламистов до конца года. Говорят, что штурм Мосула возглавит иранский «Темный рыцарь» — легендарный и непобедимый командир элитного отряда Корпуса стражей исламской революции Касем Сулеймани. Впрочем, в сети всерьез обсуждается намерение американского командования овладеть Мосулом без боя — вроде бы, для этого приготовлены 2 миллиарда долларов, с помощью которых будет куплена сдача города.
Но может быть, оба пункта не столь критически важны для ИГИЛ. В 550 километрах от Багдада, на сирийской границе есть маленький городок Аль-Каим. Он окружен возделываемыми полями, под ним — система туннелей, по которым можно уйти очень далеко. Многие десятилетия ими пользовались для перемещения из Ирака в Сирию и наоборот. В сети появилась информация, что именно там сейчас укрылось руководство ИГИЛ и лично Абу Бакр аль-Багдади, лидер организации. О наступлении на Аль-Каим речи пока нет. Но, безусловно, если это будет надо — антитеррористическая коалиция город возьмет и зачистит. Ход анти-ИГИЛовской кампании показывает, что в решении военных задач исламисты не могут противопоставить коалиции ничего действенного. Но ведь ИГИЛ силен не как армия и не как государство.
Главным своим оружием ИГИЛ теперь делает
«одиноких волков», как правило, не имеющих никакой террористической подготовки, но жаждущих поучаствовать в войне с неверными
Несколько недель назад мир был шокирован очередным обращением Абу Мухаммада аль-Аднани. Его называют «официальным представителем» ИГИЛ, именно он обычно оглашает то, что организация хочет донести до нужных ушей. В тот раз Аль-Аднани призвал на бой всех «солдат ислама», независимо от их выучки и вооружения. «Не можете взорвать бомбу или выстрелить —размозжите череп камнем, зарежьте ножом, раздавите автомобилем, сбросьте со скалы, задушите или отравите», — говорил аль-Аднани. Эта эффектная речь была по достоинству оценена как противниками ИГИЛ, так и, безусловно, его сторонниками. И в разных уголках Европы тут же возникли «солдаты ислама» с топорами и мачете.
Фредерик Галлуа, бывший глава спецназа Национальной жандармерии Франции говорит, что ничего нового в этом нет — террористы раньше тоже использовали грузовики и холодное оружие. Есть опыт Израиля, который столкнулся с этой проблемой гораздо раньше Европы. И там исламский терроризм продемонстрировал способность приспосабливаться к меняющейся ситуации. В итоге, те же результаты достигаются другими средствами. Посмотрим на цифры: если в 00-х главным оружием террористов в Израиле была взрывчатка, то сейчас — наезды машин и холодное оружие. Статистика за отдельно взятый год (2005 и 2015) не говорит об улучшении ситуации: 45 и 40 убитых, 149 и 517 раненых соответственно. То есть, со взрывами израильские силовики бороться научились, но жертв меньше не стало.
«ИГИЛ призвало своих сторонников атаковать всеми доступными видами оружия, не дожидаясь приказа и проявляя инициативу. Этот аспект усложняет возможность предвидеть такие атаки. Мы имеем дело с «примитивными террористами», которые связаны с группировкой, но не являются ее членами», — констатирует Фредерик Галлуа.
Отступление ИГИЛ в Сирии и Ираке не слишком облегчает ситуацию для Европы. Наоборот, теперь организация может сконцентрироваться именно на этом направлении
«Мы опасаемся перенесения деятельности ИГИЛ в Европу», — сказал в начале лета министр внутренних дел Германии Томас де Мезьер. Этого боятся многие. Авторитетный Wall Street Journal со ссылкой на «экспертов из европейских служб безопасности» предупреждает о возможности нового большого теракта в одной из ведущих стран континента. Участившиеся атаки террористов-одиночек могут служить отвлекающими маневрами для этой грядущей суперакции. О кровавом теракте предупреждает израильский обозреватель Ронен Коэн. Его соотечественники-хакеры взломали канал связи ИГИЛ, для которого использовался мессенджер Telegram, и овладели целым списком ближайших европейских целей террористов.
Своя информация у президента США Барака Обамы: «Есть основания полагать, что боевики «Исламского государства» теперь сосредоточились на организации нападений за пределами Сирии и Ирака. Под угрозой нападений находятся Франция, Турция и Бангладеш». Сама пропаганда ИГИЛ не скрывает своих целей, заявляет о грядущем «серьезном наказании» для Европы (прежде всего — для Италии как колыбели католичества), а также для всех евреев, где бы они ни были.
ИГИЛ пытается создать хаос в Европе любыми способами. Сама по себе нарастающая миграция уже может стать инструментом в этом деле. С начала года в Европу так или иначе попали 257 тысяч мигрантов. Европол сейчас пытается разобраться, насколько в этом просматривается «рука ИГИЛ». Как сообщил министр юстиции Италии Андреа Орландо, полицейская служба Евросоюза подозревает, что исламисты наладили доставку мигрантов в Европу и ведут там работу в лагерях беженцев.
Хаос — это прежде всего работа психики. Поэтому ИГИЛ старается облечь свои акции в такую форму, чтобы они как можно сильнее били по мозгам европейцев. «Если отбросить зверство произошедшего, убийство 86-летнего священника Жака Амеля прямо в церкви Сен-Этьен-дю-Рувре определенно является частью стратегии», — отмечает журналист Libertion Люк Матье. Таким — бьющим на внешний эффект — был и теракт на набережной Ниццы.
Будущее Европы зависит от того, насколько она сможет понять суть происходящего, а также, насколько адекватные меры против ИГИЛ сможет задействовать. Пока, увы, Европе похвастаться нечем
Реакция Европы на происходящее не может быть описана в двух словах. Но может — в двух ситуациях. Обе случились в Бельгии, и обе отлично иллюстрируют две крайности в отношении к нарастающему исламскому терроризму.
Первый случай описан британской газетой Independent и произошел с Монтассером аль-Деемехом — палестинцем по происхождению, гражданином Бельгии, автором книг о радикальном исламе и средствах противостояния ему. На одном из появившихся в последнее время полицейских КПП его остановили. Узнав, что он владеет арабским, попросили выйти из машины. Увидев в салоне книгу «Караван джихада», подвергли допросу и обыску, не разобравшись, что книга — не за джихад, а наоборот. В итоге — скандал национального масштаба и удовольствие для пропагандистов ИГИЛ, которые высмеивают попытки аль-Деемеха стать европейцем.
Второй случай обсуждала пресса по всей Европе. В начале августа обвинительная палата Брюсселя выпустила на свободу бельгийку марокканского происхождения Фатиму Аберкан, известную как «бельгийская муза ИГИЛ». Четыре месяца назад суд Брюсселя приговорил ее к 15 годам тюремного заключения за руководящую роль в деятельности террористической группы. Причиной освобождения стала... судебная волокита: по истечению пяти месяцев со дня подачи кассационной жалобы дата судебных слушаний так и не была назначена.
В итоге, получается, что, с одной стороны, Европа охвачена тотальным страхом против всех мусульман, даже противников радикального исламизма, а с другой — не может преодолеть свои бюрократические или пропагандистские барьеры, чтобы справиться хотя бы с теми врагами, кто уже разоблачен.
Делая заявку на
«всемирный халифат», ИГИЛ не намерено ограничиваться ни Ближним Востоком, ни Европой. «Солдаты ислама» готовятся к войне на всех рубежах
В прошлом году эксперт ВВС Эндрю Хоскен выпустил книгу «Империя страха», где детально описал планы экспансии ИГИЛ. Границы гипотетического пока «всемирного халифата» охватывают и Испанию, и северную половину Африки, и Азию вплоть до Китая и Австралии.
Все это для ИГИЛ — территория ислама, и на всех этих рубежах его бойцы будут сражаться, кто как умеет. На всех направлениях у ИГИЛ есть либо свои структуры, либо присягнувшие ему организации, либо мощные союзники. В Афганистане завершена многолетняя усобица с «Талибаном» — теперь две организации вместе противостоят «американской нечисти». В Нигерии согласилась признать себя «авангардом ИГИЛ» знаменитая «Боко харам» (пусть там и есть проблемы с единоначалием). В Ливии у ИГИЛ уже есть свой территориальный плацдарм (поговаривают даже, что руководители организации планируют сюда переместиться). На Кавказе и в Средней Азии у ИГИЛ есть сеть эмиссаров, вербующих новых «солдат» — от опытных мотиваторов до начинающих агитаторов, вроде арестованного недавно
10-классника одной из школ в Таджикистане, который убеждал ровесников вставать под знамена ислама. ИГИЛ предупреждает: «Послушай, Путин, мы приедем в Россию и будем убивать вас в ваших домах» (правда, российские власти заявляют, что все под контролем, а глава Чечни Рамзан Кадыров называет эти угрозы «пустышкой»). ИГИЛ объявляет о планах устроить теракт во время проведения Олимпиады в Рио...
В конце концов, мир должен понять: если он — не с ИГИЛ, значит, в любой его части в любой момент очередной «солдат ислама» может устроить очередной кровавый пир.
То, что отличает ИГИЛ от предшественников в деле борьбы за дело Аллаха — это уровень пропаганды. Таких профессиональных клипов и такой активности в соцсетях исламизм еще не знал
«Сравните это с обычной пропагандой «Аль-Каиды», — когда бородатый мужик сидит и в течение часа говорит на арабском, — такое не цепляет», — говорит директор аналитического отдела Службы безопасности норвежской полиции Юн Фитье Хоффманн. Его соотечественник режиссер Стефен Фельдбаккен, возмущаясь нечеловеческой жестокостью ИГИЛ, восхищается тем, как профессионально делают они свои видео: «Они используют всю нашу поп-культуру против нас и говорят при этом «уничтожайте западную культуру». Они тотально переворачивают все с ног на голову. Я считаю, что в художественном отношении это очень любопытно». Фельлдбаккен резюмирует: кадры — безукоризненные, монтаж — живой и полон действия, киноязык похож на тот, который можно увидеть в первоклассном экшн-сериале.
ИГИЛ стал первой организацией, призывающей к джихаду на языке, совершенно понятном молодежи всего мира. Многие члены организации выросли на Западе. Многие из них хорошо знакомы с программным обеспечением, играми и фильмами. И многие могут сделать видео или игру, способную вызвать массовый фидбэк. В соцсетях они — как рыба в воде. «У ИГИЛ чрезвычайно умные и эффективные способы вербовки массовых убийц», — признает эксперт ФБР Рейд Мелой, профессор психиатрии Калифорнийского университета из Сан-Диего.
Отклик есть, и отклик внушительный. По данным Google, в среднем ежемесячно порядка 50 000 человек ищут информацию по ключевой фразе «как присоединиться к ИГИЛ» на разных языках. И они быстро находят ответы — в Интернете есть вся необходимая информация, причем на всех доступных языках.
ИГИЛ не боится идти на «разрыв шаблона». В последнем номере его журнала Dabiq появилась сенсационная фотография боевика с котенком, который сам подбежал и попросился на руки. «Не такие уж мы и демоны», — как бы говорит это фото. У ИГИЛ — первоклассные пиарщики, которых с удовольствием взяли бы на работу во многих известных западных конторах. Борьба за души ведется организацией на самом современном уровне. И эта борьба только нарастает, мгновенно адаптируясь ко всем технологическим изменениям современного мира.
Глобальная активность ИГИЛ заставляет задаться вопросом: что же надо сделать, чтобы ее пресечь? И как можно победить организацию, если чисто военная победа малореальна?
Сразу после прошлогодних терактов в Париже на страницах издания The American Interest появилась статья профессора Эллиота Коэна, одного из выдающихся американских военных историков и теоретиков. Используя новый повод, он выступил со старой идеей, которую озвучил еще в сентябре 2001 года.
Коэн считает, что теракты 11 сентября положили начало «четвертой мировой войне» («третьей» он считает «холодную»). И рисует он ее суровыми, резкими красками, заявляя: «Эта война, видимо будет длиться до конца моей жизни, до тех пор, пока не состарятся мои дети». Коэн считает, что «терапевтическими бомбардировками», столь любимыми Америкой, победы не добьешься («они на какое-то время помогут унять зуд и жжение, но от нагноения ран не избавят»). Чтобы одержать победу над ИГИЛ, Штатам придется «убить большое количество людей». «Путь к этой победе будет длительным, кровавым и финансово затратным», — предупреждает Коэн. Потребуется перестройка всей жизни Америки, перевод ее на военные рельсы, существование станет менее приятным, наполненным тревогами и потерями. Но другого пути к победе нет, убежден Коэн.
Не стоит удивляться тому, что его теория была встречена без восторга. Кому понравится перспектива многолетних «крови, пота и слез»? Убежденность в эффективности «быстрой победоносной войны» по-прежнему владеет Америкой — хотя каждая такая победа только множит хаос в мире. Но пока этот хаос существует где-то на периферии, Америку он не слишком волнует. Пока война не пришла на землю США, все разговоры о «четвертой мировой» будут восприниматься как чистая теория. Человеку свойственно загонять свои страхи на периферию сознания. И ведь после 11 сентября 2001 года ничего особенно страшного в Америке не случилось, не правда ли?

Дело, которое ИГИЛ считает священным, не им придумано. И наверняка не им завершится. Да и завершится ли когда-то?
Говоря о дальней перспективе войны ИГИЛ против всех, большинство обозревателей весьма скептичны. Ведь по простой логике, борьба за создание мирового исламского государства не закончится никогда, потому что мусульмане считают ислам совершенной религией, которая дает совершенное устройство общества. И всегда так считали.
Вспомним — в феврале 1998 года Осама бен Ладен уже объявлял о создании «Исламского мирового фронта борьбы против евреев и крестоносцев», к которому примкнули организации из Египта, Пакистана, Бангладеш, Афганистана. Целью тоже был некий «мировой халифат». Можно относиться к этим планам по-разному. Но, очевидно, игнорировать их — не лучший вариант. Когда-то Гитлер искренне недоумевал, когда ему сообщали о возмущении западных лидеров его действиями. «Чему они удивляются? Все, что я делаю — это просто воплощение планов, которые я описал пятнадцать лет назад!» — восклицал он. Просто его планы казались тогда настолько невероятными, что трудно было счесть их осуществимыми. Вот и сегодня, когда ИГИЛ заявляет, что будет воевать против всех христиан Земли, что джихад не окончится до смерти последнего еврея — это тоже трудно уложить в голове.
Между тем, радикальный исламизм изначально приемлет только один исход — свою полную победу. И если не хватает ресурсов для военного триумфа над неверными — значит, будет вестись борьба на истощение, в которой у мусульман шансов не меньше. Ее стратегию в 2004 году изложил сириец Абу Мусаб ас-Сури, когда-то — соратник Осамы бен Ладена. Он предостерегал от открытой схватки с «мировым империализмом» и предлагал сделать ставку на действия небольших ячеек, которые должны быть разбросаны по всем западным странам. Те постоянными ударами истощают силы местного населения, которое в конечном итоге поднимает восстание против неспособного защитить их государства и всех мусульман. Последние отвечают на агрессию, что ведет в итоге к гражданской войне. Ас-Сури изложил также тактику «самодеятельных активистов» — когда теракты не координируются из центра, а совершаются по решению конкретных исполнителей, в удобный для них момент. Предшествует этому абстрактный призыв к действию, обращенный «ко всем братьям». Именно то, что начинает происходить сейчас.
Красноречивее всего перспективу, связанную с ИГИЛ, обрисовал глава ЦРУ Джон Бреннан в недавнем выступлении: «Наши усилия не сократили террористический потенциал и международное присутствие группировки. Численность боевиков ИГИЛ сейчас намного превышает численность «Аль-Каиды» на пике ее развития». По оценкам США, только в Ираке, Сирии, Ливии, Египте, Нигерии, Йемене, Афганистане и Пакистане у ИГИЛ может насчитываться до 40 000 боевиков. Несмотря на потери, организация продолжает привлекать новых сторонников, особенно в Юго-Восточной Азии. «Не думаю, что в стратегическом плане они проигрывают», — отмечает бывший сотрудник разведки армии США Джессика Макфэйт.
Похоже, эта война — в самом деле надолго, несмотря на все успехи наземной операции в Сирии и Ираке, которые мы сейчас наблюдаем...
Читайте также на «Репортере»
Made on
Tilda