евгений ясенов

Украинец, который
хочет изменить мир

История успеха человека, который вырос в Харькове, прославился в США
и мечтает указать человечеству путь к звездам
1 июля 2016 года Пол Еременко приступает к исполнению обязанностей главного технического директора Airbus Group – империи размером в 133 тысячи человек, второй аэрокомпании мира (после Boeing). Это удивительный человек, в свои 37 лет ставший седьмым в списке ведущих мировых технологических лидеров. Работал в компаниях Google и Motorola, а также в одном из подразделений Пентагона. 100-процентный американец, родившийся в Украине. Мечтатель с крайне рациональным мышлением. Гей, не скрывающий своей ориентации. Человек, меняющий мир.
Тернополь, Львов, Харьков...
Сетевые источники сообщают, что Пол Еременко родился в 1979 году во Львове. В свидетельстве о рождении было написано «Павел Александрович» – тогда в семье никто еще не мог представить, как удивительно разовьется его судьба.

Отец Павла был известным человеком. Александр Эммануилович Еременко родился в Тернополе в 1954 году, там же окончил школу. Получил высшее математическое образование во Львове. Там же защитил кандидатскую диссертацию. После этого переезжает в Харьков, в Физико-технический институт низких температур АН СССР. Восемь лет спустя защищает докторскую диссертацию. Пишут, что «его специальные курсы пользовались неизменной популярностью среди харьковских молодых аналитиков». На счету Александра Еременко – более 150 научных работ.

А еще о нем говорят как о заядлом туристе, энтузиасте морских путешествий и горных походов, как о знатоке истории (в особенности, истории науки и мореплавания) и ценителе классического искусства. Вот такой был отец у Павла Еременко, выросшего в Харькове и жившего там до 1991 года, когда отец получил прекрасное предложение по работе в Америке. И вся семья переместилась за океан.

Пол Еременко почти никогда не вспоминает о своей жизни в Украине. Хотя, если перелистать его «Твиттер», можно, например, увидеть там такой пост от 26 апреля: «Сегодня – 30-я годовщина Чернобыльской аварии. Мне было 6, я жил в Харькове (на расстоянии 600 километров) и помню все ясно». Но этих воспоминаний о давнем прошлом у Пола мало. Чтобы узнать, каким он был, мы вышли на связь с его отцом, Александром Еременко. Мы отловили его в Лондоне, на очередной конференции. Александр Эммануилович любезно согласился ответить на несколько наших вопросов.
Говорит отец
– Каким ребенком был Пол? Не подмечали ли вы в нем тогда каких-то черт, которые сделали его нынешним Полом Еременко?

– Честно говоря, ничего такого не замечал. Он был обычным ребенком…

– В одном из своих интервью он назвал несколько известных писателей-фантастов (Артур Кларк, Айзек Азимов, Роберт Форвард, Вернор Виндж) как людей, которые вдохновили его…

– Какого-то отдельного писателя фантаста, оказавшего на него особенное влияние, я не припоминаю. Просто, как большинство детей, он интересовался всем. К примеру, помню, что его увлекли животные и вообще биология. Но это прошло, и в старших классах школы главным предметом его страсти стали компьютеры и самолеты. Конечно, мы старались делать все, чтобы стимулировать его интересы. Например, когда он захотел научиться летать, мы отправили его в летную школу. Он очень гордился, что получил летную лицензию раньше, чем водительские права.

– Почему вы уехали из Украины?

– Я получил хорошее предложение по работе в США (профессором в университете Пердью, где я и сейчас работаю). Это было самое начало 90-х. Поначалу я не хотел принимать это предложение, но когда условия в Украине ухудшились, и я увидел, что не смогу содержать семью на свою тогдашнюю зарплату, то все-таки решил согласиться и уехать.

– Вы помните нашу страну?

– Не только помню, но и сохраняю прочные связи с ней. Я приезжаю в Украину почти ежегодно. Этим летом был во Львове и Харькове – городах, где жил и работал. У меня в Украине много друзей и научных контактов. У Пола – нет. Он никогда не был в Украине с тех пор, как мы переехали.

– Трудно было приспособиться к жизни за океаном и стать успешным?

– Что касается карьеры – нет, не трудно. Как уже говорил, я отправлялся в Америку с четким предложением. Эта работа меня полностью устраивает, и, если честно, мне не пришлось с тех пор делать ничего, чтобы «стать успешным». Было трудно в другом плане – из-за непривычного стиля жизни и культурной среды. Пол был молодым и прекрасно приспособился к этому, став 100-процентным американцем. Для нас, его родителей, все оказалось сложнее.

– Вы, его родители, помогали ему делать первые карьерные шаги?

– Нет. Я только всегда хотел быть уверенным, что он получает лучшее возможное образование (Пол получил степень бакалавра аэронавтики и астронавтики в Массачусетском технологическом университете, магистра аэронавтики в Калифорнийском технологическом университете, а также степень права в Джорджтаунском университете. «Репортер»). Но с тех пор как он окончил школу, Пол делал все сам. Хотя, конечно, мы и дальше платили за его обучение, и это была солидная сумма:-)

– Как стороннему наблюдателю, мне кажется, что карьера Пола развивается без проблем, мягко и плавно. Так ли это?

– Да, кажется, что это так.

– Полу приходилось заниматься целым рядом захватывающих проблем – искусственный интеллект, роботизация, космические полеты, смартфоны будущего. Какая из них произвела на вас наибольшее впечатление?

– Его достижения в сфере дизайна летательных аппаратов.

– Глупый вопрос, но я его все-таки задам. Вы гордитесь тем, что ваш сын признан одним из лучших «технологических лидеров» 2015 года? Важно ли это для вас?

– Ну конечно, я горжусь им, и это важно для меня. Знаете, сейчас я уже не так известен как математик – меня больше знают как «отца Пола»:-)
Человек, который хочет построить космический корабль
Нынешний 37-летний Пол Еременко кажется типичным молодым прагматиком, который четко видит цель и движется к ней кратчайшим путем, стараясь не делать лишних движений, не отвлекаясь на фантазии. Но иногда он вдруг говорит вещи, которые, кажется, никто не может произнести, кроме отпетого романтика.

«Я хочу построить космический корабль. Я всегда хотел построить космический корабль – с тех самых пор, как помню себя, как посмотрел свои первые мультфильмы. Для этого я в свое время получил лицензию пилота – потому что чувствовал, что это может приблизить мою мечту. И все то, чем я занимался на протяжении всей своей карьеры, имело одну конечную цель – построить космический корабль».

Это – слова Пола Еременко, сказанные во время его двухлетней давности лекции в университете Пердью – том самом, где до сих пор работает его отец.
Пол не так уж часто раскрывается на публике, хотя ведет себя вполне раскованно и открыто, с готовностью улыбается, заразительно хохочет, не боится показаться смешным, не строит из себя невесть что. Но откровенен он лишь до определенного предела. А вот о своей мечте говорит часто и, чувствуется, не слишком себя сдерживает.

Ему довелось участвовать в проекте 100-Year Starship («Космический корабль через 100 лет»), суть которого – создать бизнес-модель, которая позволила бы человечеству осуществлять дальние космические полеты уже через век. Речь не идет о строительстве корабля – скорее, о создании концепции, которая показала бы, что корабль стоит строить. Это очень похоже на известный сюжет романа «Время для звезд» Роберта Хайнлайна – там тоже существовал некий проект, сумевший наладить регулярные запуски межзвездных пилотируемых аппаратов с невероятно эффективными двигателями. Звучит очень красиво. Правда, пока программа 100-Year Starship демонстрирует не слишком впечатляющие результаты, подвергаясь критике отдельных конгрессменов за то, что деньги тратятся впустую.

Если посмотреть на карьерный таймлайн Пола, не всегда кажется, что он последовательно движется к своей мечте. Казалось бы, какое отношение к созданию космического корабля имеет его работа по созданию нового поколения боевых машин пехоты?
Народная боевая машина
В начале десятилетия Пол работал на DARPA – Оборонное агентство по проектам передовых исследований (примерный перевод Defense Advanced Research Projects Agency). Пол описывал ее так: «Это не организация, где осуществляется планирование. Это организация, где рождаются идеи, и для этого ее создавали. Она работает на стыке новых идей и фундаментального научного опыта». Если формулировать просто, работа его группы сводилась к созданию боевой машины пехоты нового поколения. Если сложно – они создавали схему, позволяющую изменить сам подход к выпуску военной техники, а в перспективе – и к гражданскому машиностроению. То есть задача была в чем-то сродни проекту 100-Year Starship – сгенерировать что-то нематериальное, какую-то идею, применение которой позволило бы создать нечто материальное по некой улучшенной процедуре.

Наверное, именно тогда Пол впервые по-настоящему «засветился», стал давать интервью и знакомить мир со своей деловой философией. Мир увидел в лице Пола «мягкого революционера» – человека, который всегда ищет способ взорвать рутину, создать на ее месте что-то живое и эффективное, радикально улучшить ситуацию, которую, как считается, просто невозможно улучшить.

Понятно, что в вопросе производства военной техники революцию произвести достаточно сложно – все упирается в процесс заводского выпуска продукции. Изменить его кажется нереальным, без очередного технологического скачка. Но Пол предлагал кое-что совершенно новенькое: «Наша конечная цель – ужать сроки выпуска как минимум в пять раз (с нынешних десяти до двух лет), изменить структуру производственной цепочки за счет новой модели производственного дизайна, решительно демократизировать инновационный процесс и далее, сформировать кадры следующего поколения промышленных инноваторов – начиная со школьного уровня».
Звучит отвлеченно? Конкретизируем. Команда проекта, в котором участвовал Пол, собиралась разработать программную платформу и язык, на которых создание боевых машин (а в перспективе – и любых машин) могло бы выполняться практически любым желающим – а затем (наверное, самая важная часть проекта) все разработанные таким образом модели после их утверждения направлялись бы на специально созданный автоматизированный завод, где без промедления с помощью самых передовых машиностроительных технологий превращались бы в готовый продукт.

В рамках этого проекта DARPA планировала установку 3D-принтеров в тысяче школ по всей Америке в течение трех лет. С их помощью планировалось воспитать поколение конструкторов, способное мыслить в той идеологии, о которой говорил Пол. Так что проект был совсем не абстрактный. В перспективе – страна получала индустрию нового качества: гибкую, способную выпускать самые сложные механизмы в несколько раз быстрее, а главное – со «свежими мозгами», которые раньше просто не имели шансов принять участие в процессе (а значит, не могли обогатить его своими идеями, способными улучшить конечный продукт до приятной неузнаваемости).
Смартфон, о котором вы и не мечтали
С этой мыслью о «демократизации идей» Пол идет из проекта в проект. Она составляет сердцевину его креативного подхода. «Открытая инновация почти всегда побеждает закрытую. Этому нас учит мир софта (привет, Linux!). Мир «железа» этому еще только учится. Но я ставлю на открытость!» – говорит он. Ее он применил в проекте, который и обеспечил ему седьмое место в десятке технологических лидеров мира от Fortune в мае 2015 года. Речь идет о проекте модульного смартфона.

Все мы, выбирая себе новый телефон, сталкиваемся с одной и той же проблемой – отсутствием на рынке идеала, полностью нас устраивающего. То одно не так, то другое… Google, в составе которого оказался Пол после DARPA, обещал создать такой идеал. То есть предложить аппарат, который вас устроит на 100 процентов. В нем и камера будет такой, какую вы хотите, и карта памяти, и дисплей, и звуковая карта… В общем, все. Сменные модули, из которых собирается чудо-смартфон от Google, позволяют вам сконструировать ваш собственный телефон (а затем – и оформить корпус так, как вам хочется).

Вот как примерно выглядит последний концепт, представленный весной этого года:
Это называется Project Ara, реализуется с начала 2014 года. В 2016-м смартфон Ara со сменными модулями должен был появиться как пилотный рыночный продукт. Пока этого не случилось. В прошлом году начали даже поговаривать о том, что проект «спекся». Но, как видим, он все еще жив и сулит нам нечто такое, что совершенно изменит представление о смартфоне – а значит, и всю нашу жизнь, которая без смартфона уже невозможна. Пол говорит: «Нам важно понять, сделали ли мы то, что нужно людям. Ведь не факт, что богатство выбора будет воспринято хорошо. Есть такой психологический эффект: люди теряются, потому что боятся сделать неправильный выбор. А мы ведь собираемся представить им безбрежное количество вариантов».

Вот какими видит Пол смысл и значение модульного смартфона: «В мире производства компьютерного «железа» должна воцариться такая же демократия, как и в мире софта. Проект Ara предоставляет такую возможность. Создав с его помощью свое стильное, неповторимое устройство, вы можете выставить его в интернет-магазин, аналогичный Google Play Store (что наверняка породит игровой бум по обмену модулями), и, если он понравится людям, стать отцом великого проекта. Это то, что можно начинать как хобби, но в конечном итоге монетизировать. Кроме того, проект Ara позволит продвинуть создание «железа» на более высокий уровень, сделать его таким же простым, гибким и свободным, каким сегодня является создание софта. Пользователи получат платформу, помогающую им приспосабливать смартфоны под свои нужды и вкусы – как функционально, так и эстетически. Это не просто выбор какого-то цвета для вашего устройства – вы должны иметь возможность рассказать какую-то историю через ваше устройство. Представьте: вы кладете ваш смартфон на стол во время обеда – и он становится темой разговора на ближайшие пятнадцать минут. Мы хотели преодолеть традиционное предубеждение людей против модульных устройств как чего-то, грубо собранного из отдельных кирпичей, блоков и выглядящего угловато. В этом проекте дизайн, внешнее впечатление играет ключевую роль».

Есть в проекте Ara еще одна суперидея. Обещают, что он обеспечит смартфонами людей, которые их еще не имеет (а это - 5 миллиардов).

И еще один слоган, который бросает в массы Пол, объясняя суть модульного смартфона: «Зачем выбирать телефон ради камеры, когда вы можете выбрать камеру для своего телефона?»
«К тому же, это забавно!»
Он хочет максимально ускорить жизнь. Он сетует на слабые связи между академическими учреждениями и промышленностью/администрацией, что замедляет внедрение инноваций. Он убыстряет эти связи во всех проектах, к которым прикасается. Он считает, что новые продукты в нашей жизни должны появляться гораздо быстрее.

Скорость – один из главных компонентов его жизни. «Инновация, сделанная под давлением времени, более высококачественна», – любит повторять он.

Он не совсем понимает, откуда в природе что берется, но предполагает так: «Конечно, то, чем вы занимаетесь в жизни, должно быть каким-то образом генетически, биологически предопределено. Но большинство открытий делается, когда ты заставляешь себя сделать то, что выводит тебя из зоны комфорта. Мне повезло. Мое образование всегда было связано с тем, чем я больше всего хотел заниматься. В этом и секрет успеха: если вы – фан того дела, которым занимаетесь, все получится наилучшим образом. И тогда даже тяжкий труд будет вам в радость».
И он вновь и вновь возвращается к своей мечте: «Я верю, что наша судьба – цивилизация, исследующая и осваивающая космос. Поэтому я занимаюсь аэрокосмическими проектами и большую часть своей карьеры посвятил аэрокосмическим инновациям. Я также убежден, что технологический прогресс по природе своей хорош. Не только потому, что он развивает нас как вид, но он также улучшает нашу жизнь – возможно, больше, чем любая другая сила. К тому же это забавно».

Почему он так любит полеты? Потому что они подарили нам нынешнюю жизнь: «Вы можете представить, насколько иной была бы наша жизнь без воздушного транспорта и путешествий по воздуху? Жизнь большинства людей была бы ориентирована на расстояние в одну дневную автомобильную поездку. Для того чтобы попасть на другой континент, вам пришлось бы потратить неделю. Вам были бы доступны продукты только из близлежащих регионов. Это был бы реально другой мир. Можно только представить, как изменят все вокруг такие вещи, как безопасный городской транспорт или междупланетные путешествия. Я не знаю точно, как именно – но уверен, что изменения будут грандиозными».

Он любит повторять фразу, которую любит повторять его коллега и многолетний босс Регина Дуган: «Не пытайтесь предсказать будущее. Делайте его!»
Читайте также на «Репортере»
Made on
Tilda