Евгения иванова

влад абрамов

ирина касьянова

Криминальное искусство

Серия исчезновений старинных ценностей не случайна, говорят эксперты. Мы выяснили, как воруют антиквариат,
почему в преступлениях видят след силовиков, а коллекционеры боятся говорить на эту тему
Украина все чаще оказывается в центре международных скандалов, связанных с воровством художественных ценностей и антиквариата. В апреле в Одесской области поймали похитителей полотен эпохи Возрождения из музея итальянской Вероны.
До этого украинцев обвинили в краже 17 картин фламандских художников из голландского музея.

В мае — новая криминальная история. Из столичной библиотеки, представившись сотрудником спецслужб, мужчина вынес «Апостола» — одну из редчайших книг первопечатника Ивана Федорова. «Репортер» разбирался, с чем связан всплеск криминальных историй с предметами искусства,
есть ли в Украине арт-мафия, остались ли у нас редкие шедевры и что вообще происходит на рынке ценностей.
Плохо охраняли
Расследование кражи «Апостола» из Национальной библиотеки имени Вернадского, изданного Иваном Федоровым в Москве в 1564 году, похоже, заходит в тупик.

«Кроме фоторобота человека, вынесшего книгу из библиотеки, других новостей нет», — сказала нам спикер столичной полиции Оксана Блыщик.

Как убедился «Репортер», украсть древнюю книгу из специализированного зала филиала Библиотеки Вернадского на ул. Владимирской могли только по наводке людей, хорошо знакомых с порядками в читальном зале и системой охраны.

В самой библиотеке говорят, что даже теоретически это сделать невозможно, поскольку спецзалы оборудованы турникетами. А в отделе старопечатных книг и редких изданий — особые меры безопасности. Однако, как убедился «Репортер», никаких камер наблюдения в библиотеке нет, а службу госохраны представляли две хрупких женщины, у которых из всех средств контроля за ценностями — только пульт охраны, сигнализация в котором могла сработать только в случае несанкционированного попадания в библиотеку, но не при проходе человека днем. Кроме того, книга не была оснащена чипом, который бы сработал при проходе через турникет.
Филиал библиотеки имени Вернадского на ул. Владимирской
В библиотеке говорят, что вор показал работникам библиотеки удостоверение сотрудника СБУ, пришел с письмом о проверке ценных фондов. А накануне в библиотеку был звонок из спецслужбы о том, что такая проверка будет. В такой процедуре, как говорят в самой библиотеке, не было ничего экстраординарного, а потому она не вызвала подозрения. Но ведь об этой схеме должны были знать и воры. Также вызывает недоумение то, что о краже книги национального значения общественности стало известно лишь через неделю, 17 мая.

Несмотря на шум в прессе, призывы депутатов разного уровня и обещания власти, в том числе главы Кабмина Владимира Гройсмана, выделить деньги на охрану национальных сокровищ, пока в этом направлении ничего так и не сделано. Хоть в фондах библиотеки Вернадского, к примеру, есть еще два экземпляра «Апостола».

«Похоже, не оправдались ожидания от представителей власти принятия мер по усилению безопасности учреждений культуры путем предоставления средств на охрану, видеонаблюдение, электронные чипы, новое компьютерное оборудование для электронного учета редких книг. Зачем нам такое, это сложно, трудно, дорого. А мы по старинке — проверим и накажем. Создадим комиссии, проверим учетные документы... Профанация и имитация, как и во всем», —написала недавно на своей странице в соцсетях руководитель отдела старопечатных книг и редких изданий Наталья Бондар.
1300

музеев работают в Украине. Из них около 500 — государственных.
10 млн

предметов, представляющих историческую и художественную ценность, хранятся в музеях
14 000

культовых сооружений (церквей, храмов, синагог и т.п.) есть на территории Украины. Из них только пятая часть оборудована охранной сигнализацией
Источник данных: Национальная полиция Украины
Коллекционеры боятся
Один из самых известных украинских букинистов Сергей Корниенко предполагает, что книгу продадут частному лицу. «Вероятнее всего, она осядет в частной коллекции», — сказал нам букинист. А вот продолжить разговор он не захотел, намекнув на возможные неприятности.

Другой, не менее известный коллекционер, прямо заявил, мол, ничего рассказывать не будет, так как боится за свою жизнь. «Вы хотите, чтобы мне голову отрезали?!», — заявил эксперт.

Как оказалось, тех, кто не боится рассказывать о том, что творится на рынке антиквариата, — единицы. Один из таких людей — коллекционер из Запорожья и бывший полковник УБОПа Киевского главка Леонид Петрашин. Он уверяет, что в стране действует арт-мафия, причем на самом высоком уровне.

Шесть лет назад его коллекцию старинного оружия, которая насчитывала сотни редчайших экземпляров, забрали сотрудники милиции, а против него возбудили уголовное дело по статье «хранение оружия». Каково же было удивление коллекционера, когда после событий на Майдане в 2014 году он увидел по телевизору, что часть его коллекции находится в домах экс-генпрокурора Виктора Пшонки и имении Виктора Януковича.
Леониду Петрашину часть украденной шесть лет назад коллекции
вернули только в феврале 2016 года
«Мою коллекцию эксперты оценивали в $5 млн. В ней были византийские мечи крестоносцев, подобных которым нет в мире, разные шабли, шпаги и ятаганы. Некоторые из них использовались для съемок в фильмах «Тарас Бульба» и «Огнем и Мечем», — рассказал нам Петрашин.

По его словам, он был уже восьмым коллекционером, у которого руками силовиков отняли коллекцию: «Но я оказался единственным, кто не побоялся сказать об этом вслух. Остальные, испугавшись за свою жизнь, просто промолчали. По моей информации, к похищению моего антиквариата был причастен экс-министр внутренних дел Анатолий Могилев. А часть изъятого у меня оружия они подарили Пшонке с Януковичем. Но мафия продолжает действовать и сейчас, с не меньшими аппетитами. Ведь те, кто забирал мою коллекцию, не только не уволены, а при нынешней власти пошли на повышения», — уверен Петрашин.

По его словам, после того как его экспонаты «засветились» в домах беглых чиновников, следователь по особо важным делам областной прокуратуры написал письмо в ГПУ, что готов приехать и опознать оружие: «Но его запрос проигнорировали. Часть украденного, которая хранилась в милиции, мне действительно вернули, остальное тоже пообещали возвратить. Но пока только на словах. Ведь арт-мафия в нашей стране бессмертна», — с грустью говорит Петрашин.
Коллекции Пшонки и Януковича
После бегства Виктора Януковича и генпрокурора Виктора Пшонки выяснилось, что в их имениях были настоящие музеи. В резиденции «Межигорье» и особняке Пшонки, расположенном в селе Гореничи под Киевом, нашли коллекции оружия, картин, старинных книг, антикварной мебели, статуй и посуды.

«Ценности «Межигорья» выставлялись в Национальном художественном музее, — рассказывает эксперт-искусствовед Дмитрий Голец. — Там наряду с действительно музейными вещами (например, полотном русского художника Василия Поленова «Кто из вас без греха» стоимостью 4,07 млн фунтов стерлингов) был шлак. Янукович был равнодушен к искусству. Но существует такой синдром «Что подарить человеку, у которого все есть?». И дарят предметы искусства. Поэтому все, что там находилось, зависело от вкуса и уровня дарившего. Там где-то 5% было ценных вещей, еще 10% — вещи, которые хороши для антикварного рынка, а все остальное не представляло ценности. Что же касается Пшонки, то весь его дом был заставлен т.н. «яйцами Фаберже», которые на любом американском аукционе продаются от $300. А картины, висевшие на стенах, это была китайская продукция, которая $150 вместе с рамой стоит. Хотя я понимаю, что ему продали это по другим деньгам».


Фото: Владимир Бородин
Cудью убили из-за монет и орденов
Судью Владимира Трофимова убили в его квартире
Яркий пример того, что бандиты, охотясь за антиквариатом, не брезгуют ничем — убийство в 2012 году в Харькове судьи Владимира Трофимова. Ему, жене, сыну и невестке отрезали головы. Это произошло средь бела дня в квартире, где с семьей проживал Трофимов. Из жилья пропали коллекция монет, ордена и фарфоровые статуэтки. Подозреваемых, как и головы убитых, до сих пор не нашли. Основным мотивом убийства, по данным правоохранителей, было именно похищение ценностей.

«Семью расстреляли, а головы им отрезали, чтобы не найти причастных. Следы от огнестрельного ранения эксперты выявили на указательном и среднем пальцах руки убитой невестки. Еще одно отверстие от пули было найдено в двери, — рассказал нам бывший сотрудник правоохранительных органов. —Это дало нам зацепку, что нападавшие использовали малокалиберное оружие, нарезной револьвер или пистолет с калибром 5,6 мм и глушителем. Это указывало, что к убийству причастны сотрудники силовых структур, прошедшие специальную тактическую и огневую подготовку. После этого мы отрабатывали все райотделы, где хранилось в качестве вещдоков оружие. Но это не дало результатов. А спустя год мы получили информацию, что монеты, ордена, статуэтки и деньги от части распроданной коллекции отправились в Одессу. А оттуда через морской порт они покинули территорию Украины. Кстати, за несколько лет до убийства судьи, в Харькове пропал без вести очень известный коллекционер. Он был знаком с судьей Трофимовым, они вместе посещали рынок нумизматов в харьковском парке. После его бесследного исчезновения, из его квартиры пропала редкая коллекция монет 17-18 веков. Позднее, по подозрению в убийстве судьи Трофимова, в Одессе был задержан кавказец, его перевезли в Харьков, но я не знаю, чем эта история закончилась».
Вернули картины из Вероны
Хеппи-эндом закончилась для итальянского музея в Вероне история с 17-ю бесценными картинами Рубенса, Тинторетто, Пизанелло, Карото и Мантеньи, похищенными 19 ноября минувшего года. Все произведения искусства были найдены в Одесской области. Наши спецслужбы установили, что картины были завезены в Украину двумя гражданами Молдовы. Они на автомобиле «БМВ» 3 января этого года заехали на территорию страны через Чоп. Поселились в Одессе у родственников.

6 мая этого года похитителей взяли с поличным. Это произошло в 1,5 км от границы с Молдовой, куда собирались переправлять картины с тем, чтобы дальше завезти их в Россию. Экспертиза установила, что все полотна — оригиналы. А их стоимость оценивается в 16 млн евро.

«В краже этих произведений были задействованы братья, один из которых был охранником в музее. Преступники имитировали нападение на охрану и осуществили кражу. Они утверждали, что выполняли заказ, который получили из одного из регионов России, вероятно, от одного из частных коллекционеров из Чечни», — сообщила пресс-служба президента Петра Порошенко.

Скоро картины отправятся назад в Верону, а до 22 июня их можно посмотреть в Киеве, в музее Ханенко.
Как воруют
За коллекционированием ценностей всегда стояли очень влиятельные люди, говорят эксперты. «В кругах людей, которые занимают высокие посты или резко разбогатели, коллекционирование — признак успешности. Одни открывают благотворительные фонды, а другие начинают собирать картины или предметы роскоши, в которых даже не всегда разбираются. Но важно, что они у них есть. О том, что чиновник или бизнесмен коллекционирует предметы искусства, может вообще никто не догадываться. А у него в особняке выделены под это целые залы. Такие вещи на показ, как правило, не выставляют, а знают о них единицы. Но поверьте, половина министров и чиновников увлекалась собиранием своих мини-музеев. А как к ним попадали те или другие экспонаты, можно только догадываться. Одни получали предмет искусства в виде подарков, купленных на аукционах, другие — просто воровали из музеев, не оснащенных никакими средствами защиты», — рассказал нам один из коллекционеров.

Но бывают случаи, когда коллекционер точно знает, что ему нужно. «Он звонит антиквару, говорит: «Нужна такая-то икона 17-го века, потому что других веков уже есть, а именно такой не хватает». И где ее взять? Продавец идет к церквушке, стоит, молится, свечки ставит, и внимательно смотрит по сторонам — где какие образа висят. Если есть нужный — приходит еще и еще раз, но уже чтобы понять, как можно обворовать этот храм, — рассказывает нам антиквар, попросивший не называть его имя. — Но при этом вы должны понимать, что есть целая иерархия продавцов старинных вещей. Ту же икону перекупают 3-4 раза, прежде чем она дойдет до коллекционера. И те, перекупщики, которые стоят на верху пирамиды, не будут мараться о кражу. Для этого есть те, кто по дешевке скупает антиквариат, — самое дно нашего бизнеса».

Не скрывают наши источники, что рынок торговли редким антикварным оружием контролируется силовиками.

«Забрали у коллекционера древний пистоль или карабин, якобы отправили на утилизацию, а на самом деле отреставрировали, и спустя какое-то время он всплыл на международном аукционе или осел в частной коллекции. Такие случаи очень распространены», — говорит наш собеседник.
Картины из голландского музея
В музее Западной Фрисландии города Хорн не могут поверить своем счастью. Украинец безвозмездно согласился вернуть картину (на фото), которая вместе в 23 другими холстами и еще 70 предметами из серебра XVII и XVIII века была похищены в 2005 году из голландского музея Westfries.
«30 мая украинец безвозмездно и без всяких условий передал нам картину, которую купил несколько лет назад вместе с сертификатом подлинности», — говорят сотрудники музея.
Ранее они выяснили, что вся коллекция почти десять лет находилась в Украине и что все произведения искусства были похищены по заказу луганского «авторитета».
«Этот человек являлся владельцем футбольного клуба в области, крышевал там весь незаконный бизнес, при этом жил в одной из скандинавских стран. Еще в 2005-м по линии международного розыска наши правоохранители получили информацию, что все картины находятся в Украине. Оперативникам даже назвали адрес, где могут прятать ценности. Но когда они наведались в квартиру, то «никакого антиквариата не нашли» и сообщили об этом своих европейским коллегам. На самом деле, забрали все себе. После похищения, полотна «колесили» по Украине. Их меняли на должности или подносили в качестве дорогих подарков министрам и их заместителям. Одна из картин даже оказалась в коллекции бывшего заместителя министра МВД», — рассказал нам один из бывших силовиков.
В апреле этого года голландцам удалось вернуть 4 полотна. По данным спецслужб, оставшаяся часть коллекции находится на неподконтрольной Украине части Донбасса.
«В Украине нет ничего интересного»
А вот эксперт аукционного дома «Корнерс» Дмитрий Голец уверен, что никакой арт-мафии в Украине нет, а всплывшие сейчас скандалы с похищением картин, скорее — стечение обстоятельств или даже провокация.

«Сегодня на рынке антиквариата и художественных ценностей — полное затишье, — рассказал нам Дмитрий Голец. — Ведь у людей нет денег на предметы искусства. И в стране практически нет ценностей, представляющих интерес для коллекционеров».

По его словам, до 2008 года этот рынок был гораздо шире и интересней: «Тогда присутствовали разные категории покупателей. Это были представители власти, бизнеса, среднего класса, люди интеллигентных профессий: врачи, адвокаты, профессура. После 2008-го круг платежеспособных людей начал уменьшаться. И этот процесс продолжается и сегодня».

«Обратите внимание, — говорит Голец, — громкий скандал с голландскими картинами просто сейчас вскрылся, а само преступление произошло много лет назад. Да и вообще эта история, по моему мнению, имеет все признаки провокации. Ведь всплыл скандал как раз накануне памятного референдума в Нидерландах».

Затишью на рынке, по словам эксперта, способствует и тот факт, что в Украине нет ничего интересного для коллекционеров:

«В Украине ценного очень мало, и это очень просто доказать. Вспомните своих родственников, друзей, знакомых. Много ли у них в доме вещей не то что антикварных, а хотя бы претендующих на винтажность? Как правило, у нас ничего в домах нет. История нашей страны с революциями, эвакуациями, экспроприациями, войнами и прочим не способствовала сохранению этих ценностей. А зайдете в любой дом, например, в итальянских, французских, немецких городах и деревнях. Там вы обязательно что-то интересное увидите... И поэтому спекуляции о вывозе ценностей из страны — это неправда. Для криминалитета, скажем так, я даже не вижу экономической целесообразности что-то отсюда вывозить, так как ничего интересного для зарубежных клиентов здесь нет, разве что украсть из музея. И то западная живопись, находящаяся в наших музеях, для иностранцев неинтересна. Потому что там этого гораздо больше. А украинская живопись, прежде всего, интересна в Украине».

Источник, близкий к следствию по пропавшим голландским картинам, уверен, что и в отечественных музеях практически нет ценностей: «Многие картины с известными именами в музеях уже не хранятся. На их местах давно висят копии и подделки, а многие коллекции утрачены навсегда. Криминалитет работал и продолжает работать в связке с очень высокопоставленными чиновниками, которые и сейчас при власти».
За кражу «Поцелуя Иуды» никого не наказали
Как оказалось, до сих пор не наказаны причастные к похищению в 2008-ом году из Одесского музея западного и восточного искусства полотна Микеле да Караваджо «Взятие Христа под стражу, или Поцелуй Иуды». По приблизительным оценкам, стоимость полотна достигала 3,5 млн грн.
Правда, позже выяснилось, что картина, скорее всего, принадлежит кисти не Караваджо, а итальянского художника Джиованни ди Атилли, который написал ее через 10 лет после смерти Караваджо.
В 2010-м по подозрению в этой краже задержали банду домушников. К тому времени они успели вывезти «Поцелуй Иуды» в Берлин. Но точку в этой истории до сих пор не поставили. Известно, что дело слушалось в Подольском суде Киева, а все это время картина считалась вещдоком, поэтому реставрировать и выставлять ее в музее не имели права.
Все причастные к делу находятся под «подпиской о невыезде». В столичной прокуратуре нам объяснили, что причина — в судье, которая слушала это дело. «Судья ушла в отставку. Когда назначат нового судью, то начнут рассматривать дело с самого начала», — уточнила спикер прокуратуры Надежда Максимец.
Но, по словам наших источников в силовых ведомствах, уход судьи не случаен: «Дело слушали очень долго. Пытались сделать все, чтобы срок давности по этому преступлению прошел, а виновные отделались штрафами».
«Из пяти картин только
одна оказывается оригиналом»

Директор бюро научно-технической экспертизы «Арт-Лаб» Елена Андрианова считает, что 80% антиквариата в Украине — подделка. Причем, подделки могут быть настолько неотличимы от подлинника, что вводят в заблуждения даже именитых экспертов. Вот только современную технику обмануть невозможно.

«Был случай, когда один из музеев хотел купить коллекцию графических работ. Но перед этим привезли ее к нам, чтобы убедиться, что это эталонные работы. Оказалось — откровенная современная подделка», — рассказывает эксперт.

С частными клиентами, которые обращаются за экспертизой, все намного плачевнее. Проверку на подлинность проходит лишь одна из пяти картин: «Чаще всего подделывают подпись автора. Потому что когда появляется имя — уже есть определенная цена произведения. И чем раскрученнее имя, тем цена выше», — объясняет эксперт.

Даже на таких авторитетных международных аукционах, как Sotheby's или Christie's, можно приобрести подделку: «У нас была картина с известного европейского аукциона, которая оказалась фальшивкой. Художник умер в 1940-х годах, а написана она была титановыми белилами определенного состава, появившимися в 1970-х. В СССР было несколько волн подделок: в середине прошлого века, потом во время распада – в 90-х. Тогда вывозились оригиналы, а здесь оставались подделки или копии. А потом они смешались в общем антикварном потоке и стали попадать на европейские аукционы. А на тех же «Сотбис» и «Кристис» проводится преимущественно искусствоведческая экспертиза. Как правило, доверяют сопроводительным документам и провенансу (история владения художественным произведением. — «Репортер») этих произведений, и технологическая экспертиза проводится не для всех работ».

Часто люди не проверяют свои коллекции, потому что не хотят разочароваться. Идут к экспертам обычно в случаях, когда хотят купить или продать работу: «К нам приносили очень много скрипок «Гварнери» и «Страдивари», ни одна не оказалась подлинной. То же самое с монетами — фальшивки буквально заполонили этот рынок. Указано, что она серебряная, а в составе — обычное железо, хотя на вид и на вес – не отличишь», — говорит Елена.
Как проверяют подлинность
В Бюро научно-технической экспертизы «Арт-Лаб» на протяжении почти десяти лет изучают произведения искусства (иконы, картины, монеты, ювелирные украшения, музыкальные инструменты, древние книги и т.п.). С украинскими музеями лаборатория работает на бесплатной основе, помогая установить авторов картин и время их создания. В этом им помогает уникальная аппаратура, например, инфракрасный спектрометр.

В «Арт-Лаб» поделились и другими секретами «кухни»:

— Сперва картину фотографируют, чтобы потом точно быть уверенным, что именно ее приносили на экспертизу.

— Очень внимательно изучают подпись автора на картине, устанавливают — действительно ли она принадлежит этому художнику. Со временем в живописи появляются трещины, в которые затекает краска подписи, если подпись нанесена значительно позже времени создания картины. С помощью микроскопа и различных исследований специалисты устанавливают, когда именно появилась подпись на картине.

— Масляную живопись проверяют на мягкость, а под микроскопом видят, как со временем потрескалась краска. Изучают и оборотную сторону картин, очень часто там бывают надписи, наклейки и другая информация о живописном произведения.

— Изучают полотно в ультрафиолетовом свете. Это позволяет выявить реставрации и получить предварительную информацию о пигментах по их свечению. Информативным является также изучение в УФ-свете графических работ.

— Инфракрасная камера показывает то, что не видит человеческий глаз: скрытые подписи, подготовительные рисунки, которые наносились автором. Так можно разглядеть, что по старой картине мастера нанесли новое изображение. Или увидеть масштабную сетку, которая может говорить о том, что это копия.

— Также картины исследуют с помощью рентгено-флуоресцентного анализа — он показывает химический состав красок и грунтов, какие пигменты использовал художник. Ведь у каждого пигмента есть время создания: когда он была открыт, внедрен в производство и продажу, и по составу красочного слоя можно судить о времени создания полотна.

— А такой уникальный прибор как инфракрасный спектрометр позволяет определить органические составляющие живописи (масла, лаки, синтетические полимеры), отличить мел от гипса и, главное, позволяет экспертам определить возраст масла и дерева основы картины.

Такой комплексный подход к исследованию произведений искусства позволяет определить время создания картин в пределах 25-50 лет.
Читайте также на «Репортере»
Made on
Tilda