Текст: Алена Медведева
Фото: Игорь Шаповалов

«Мои кладбищенские
истории дарят надежду»

Блогер и писатель Павел Паштет Белянский — о порохоботах, о том, почему начал писать о смерти, и как выбил право у жены высмеивать тещу из России
В агрессивно-бодренькой украинской блогосфере Паштет, несомненно, самый добрый блогер. И его пример ярко демонстрирует: доброта тоже может обрести большую популярность в интернете. Только в соцсети Facebook с момента появления блога 1 сентября 2015 года, на него подписалось около 20 тысяч человек.

Фирменный хештег Павла — #яработаюнакладбище. Бизнес Белянского построен на изготовлении памятников, склепов, оградок и прочих атрибутов, которые заказывают люди на могилы. Его кратенькие истории, в основном, и построены на метких наблюдениях за заказчиками, которые, чувствуя потребность выговориться, доверяют ему истории из своей жизни. Но объемный слог и образное мышление автора превращают каждый из рассказиков в маленькое литературное произведение. Кроме того, Белянский — родом из Луганска, имеет родственников в России, и часть его постов посвящена «российско-украинскому» вопросу.
— В последнее время многие обсуждают тему порохоботов, ЛОМов среди блогеров. Как вы относитесь к этому явлению?
— Я стараюсь во все это глубоко не вникать. Есть верхушка происходящего, которая не касается действительно хороших процессов в стране. Идет манипуляция мнений, манипуляция людьми. Те, кто в этом всем разбирается, и те, у кого есть действительно интересные, глубокие мысли по этому поводу, – их очень мало. Но они делают действительно хорошие правильные дела. А остальное — просто мусор. В общем, чтобы рассуждать об этом — надо в нем вариться, а я не варюсь.
— А есть ли ЛОМы среди знакомых вам блогеров?
— Это, что ли, те, кто пишет за деньги?
— Да.
— Да ну… Из тех, кого я лично знаю — не верю, что эти люди могут быть на зарплате у политических сил. Мне кажется, что если человек пишет горячие посты на политическую тему, то это — или сильные личные правильные убеждения, или его ошибочные суждения.
А вам лично зачем блог?
— Вокруг меня столько историй разных, столько людей приходит… Вот придет человек заказывать памятник, у него тяжелая ситуация. Он вывалит все это на меня. Нести домой — тяжело, носить в себе — тоже трудно. Выговориться нужно, человек я эмоциональный, носить в себе не могу. Куда мне все это девать? Коллегам это не нужно, у них самих пачки таких историй. Вот я и начал писать.
— Вашему блогу 9 месяцев − и такая популярность! Как-то пытались это для себя объяснить?
— До этого у меня был блог в «Живом журнале», который совсем никто не читал. И первые два-три месяца те истории, которые вывешивал на Фейсбуке, я переносил из «ЖЖ». И в Фейсбуке они пошли. Я сам офигел. Честное пионерское!

Считаю, у меня сошлось в одной точке несколько векторов, и это добавило огромное количество подписчиков. Первый вектор — что люди о смерти думать бояться. Тема для многих запрещенная. Она вроде бы как есть, но ее вроде как нет. Второе − то, что в моем случае человека не нужно заставлять рассказывать. Слушает их мало кто, а выговориться надо. Ну, а третий момент — это истории о вечных ценностях. Люди устали от политики, от нашей какой-то неустроенности, постоянных перемен. И как бы ни звучали мои темы, если брать в целом, они все равно очень позитивные. Дарят эмоцию. Сильную. И дарят надежду.
Не случалось ли так, что среди ваших подписчиков попадались ваши заказчики?
— Да, бывало. Но понимаете, они не обижались на меня. Потому что, ну, правда же, не моя вина, что все так и было, как я написал.
— Как только вы стали популярным блогером, вас стали приглашать к разговору СМИ. А политики?
— Не говорю про политику. Скажем прямо, я в ней не разбираюсь. Разве что как обыватель, гражданин Украины. Но я не могу анализировать тенденции, не вижу двойного, тройного дна, я его не понимаю. Хотя, в силу того, что люди меня читают, они мне доверяют, иногда я высказываю свое мнение. Но оно очень субъективное.
Тем не менее, вы встречались с разными политиками, министрами, и в том числе − с главой администрации президента Борисом Ложкиным…
— Да, было много встреч с группой блогеров, так называемой «МинШрайк», которую организовали тоже популярные в блогосфере Роман Шрайк и Карл Волох. Это группа людей инициативных, которым немножечко не все равно, что происходит в стране. Они сами приглашают на разговор политиков, либо их приглашают представители власти и рассказывают о своих планах. Где-то с ноября я хожу с ними на встречи. Почему меня туда приглашают, я, собственно, не знаю, так как довольно редко об этом пишу. У меня свое мнение, и я стараюсь перевести его в какую-то социальную форму. Правда, в основном, получается с негативом.

К тому же, каждый из этих чиновников − он ведь тоже живой человек. Интересно наблюдать за живым человеком, а не говорящей головой в телевизоре… А я в этой группе как глупый щенок, мне все страшно интересно. Хочу разобраться в процессах, слушаю.
Кто-то из политиков пытался сделать лично вам предложения, чтобы использовать вашу популярность в своих интересах?
— Такого, чтобы мне вот прямо поступили предложения, не было. Случалось, что мне писали в «личку», вроде как интересовались мнением, приглашали прийти, поддержать акции. Я бы назвал это прощупыванием почвы. Но поскольку, как я уже сказал, не разбираюсь в политике и не хотел бы туда лезть, то прикидываюсь, будто совсем не понимаю этих намеков. Как правило, отстают сами.

Я вот выходил на акцию поддержать полицейских, на Софийскую площадь (история о ночной погоне за BMW, когда полиция пыталась остановить авто и застрелила пассажира. – «Репортер»). Но меня никто не просил, я сам прочитал об этой акции в соцсети. Также, как и остальным, кто пришел туда, мне хотелось выразить поддержку полицейским, что мы верим в них, что нужно пресекать преступления. Иначе как им работать и куда мы придем?
Вы − родом из Луганской области и некоторые ваши блоги посвящены событиям на Востоке…
— Да, я из Перевальского района, из шахтерских поселков. У меня в Алчевске и Луганске и сейчас остается много родственников. Много лет я прожил там, хотя уже давно мой дом − здесь, в Киеве. Потому, мне кажется, я знаю немного эту ситуацию изнутри и понимаю этих людей, откуда все это пошло.
— Особенно часто в ваших блогах, посвященных событиям на Донбассе, достается теще, которая живет в России...
— О, да, похоже, моя теща — это уже достояние Украины (смеется).
Она хоть знает о своей славе?
— (Опускает взгляд, но лукаво улыбается) Нет. Жена знает. И это приносит определенные неприятности в отношения, усложняет их. Помню, когда в первый раз у тещи произошла история, я жене сказал: «Я не могу об этом не написать, не могу! Хочешь − бей, хочешь − дай внеочередной наряд на кухне! Я готов откупить эту историю, но я должен ее написать». Пишу, она потом прочитала, посмеялась и говорит: «В целом это оправданно. Публикуй, если хочешь».

Меня всегда спасает то, что я ничего не выдумываю, а пишу только так, как все и происходило. И я стараюсь не писать зло. Я ведь тещу не ненавижу. Просто не понимаю, не разделяю ее точку зрения. У меня ощущение совершенной незрелости взглядов и нежелания принять ответственность за свои действия, поступки, слова. Вот у меня дочке шесть лет, так что касается политики, отношений России и Украины, они примерно на одном уровне мыслят. А еще там − вера. А веру аргументами не разрушают.

Конечно, в этом случае я делаю большую поправку на возраст. Вот с молодыми родственниками в России − там все жестко, вообще не общаемся. Люди взрослели в эпоху социализма и слишком сильно его впитали, с ними невозможно разговаривать. И чем дальше, тем больше этот разлом во взглядах. Мы, украинцы, уже стали другими.
Наши дети, даже если они воспитываются в русскоязычных семьях, общаются на украинском в детском саду, школе, институте, между собой. Они уже приносят это в семьи и «заражают» родителей. Это не быстрый процесс, но он идет и завершится тем, что мы окончательно для всего мирового сообщества и для себя закрепимся как украинский народ, а не как выходцы из бывшего СССР.
Павел Паштет Белянский
блогер и писатель
Как неравнодушный наблюдатель вы верите в то, что Украина когда-нибудь окончательно вылечится от всех болезней, связанных с совковой ментальностью?
— Обязательно. Я вижу вокруг себя людей, которые хотят перемен, создают их своими руками. Они воспитывают детей в этом духе. И когда наши дети вырастут, они уже совсем по-другому будут действовать и смотреть на мир.

Вот сейчас взять языковой вопрос: он все еще остается политическим для поколений среднего и старшего возраста, хотя для меня русский − это лишь средство общения. Однако наши дети, даже если они воспитываются в русскоязычных семьях, общаются на украинском в детском саду, школе, институте, они общаются на украинском между собой. Они уже приносят это в семьи и «заражают» родителей. В этом смысле мне очень интересно наблюдать за своей дочерью, которая приходит из садика, где разговаривают на украинском. Мы играем в игру: расставить точки по листу бумаги, чтобы, соединив их, получился какой-то предмет или животное. Вот она смешивает украинский и русский: «А когда мы будем играть в плямы?» или «Ой, я тут наплямкала»… Это не быстрый процесс, но он идет и завершится тем, что мы окончательно для всего мирового сообщества и для себя закрепимся как украинский народ, а не как выходцы из бывшего СССР.
Сколько времени в среднем в сутки вы тратите на написание постов?
— Мне один писатель сказал: «Чтобы час поработать над текстом, мне нужно пять часов осмысливать то, что напишу». У меня все не так происходит, нет… Как только человек рассказывает интересную историю, мне не терпится выплеснуть ее на бумагу. Я не обдумываю ее, она уже есть, готовая. И чтобы ее записать, мне порой достаточно семи минут.
Насколько я понимаю, блог вам не приносит дохода…
— Никакого.
Но что вы хотите с его помощью реализовать в конечном счете? Может быть, состояться в литературе…
— Состояться в литературе? (смеется) Это пока очень громко сказано.
(Лезет в карман куртки и достает свою книгу «Я работаю на кладбище»). Пока вот, одна! Недавно вышла.
Классно! Поздравляю! Интересно, насколько реально сегодня окупиться книге начинающего писателя?
— Даже не знаю. Дело в том, что это не я затеял историю с книгой. Мне предложил издать мои истории волонтер и бизнесмен Виктор Пузанов. Он нашел и иллюстратора, и типографию. От меня нужен был только материал. По тем отчетам, которые мне присылают, из общего тиража в 5000, изданного в конце февраля, уже разошлось 2500, говорят, это хорошо. Притом, что книга даже не зашла в розничные сети магазинов, а продается только в интернете.
Так какова же ваша цель? Признавайтесь!
— В общем, есть кое-какие задумки, которые не выходят у меня из головы. Но чтобы их осуществить, мне нужно хотя бы на пару месяцев попасть в АТО и добрать там материала. Никак не решусь все бросить и сделать этот шаг. У меня есть несколько повестей, которые никому не показывал, но пока я не готов их публиковать. А смогу ли я осилить роман? Тут ведь как раз будет история, как у моего приятеля-писателя, когда час пишешь − пять обдумываешь. Хотя стержень в голове уже созрел.
А что вы открыли для себя в людях, в обществе с тех пор, как стали блогером?
— Да ничего особенного. Я не читаю комментарии.
Совсем?
— В первые дни, когда пошел интерес к моему творчеству, я залип в интернете на два дня. Когда вынырнул − понял, что наглотался негатива, и мне неприятно. Я спросил себя, нужен ли мне этот дискомфорт. И решил, что больше не буду тратить время на получение негативных эмоций. Как правило, я читаю лишь первые комментарии к своему тексту в блоге, сразу после того, как вывешиваю, и выхожу из соцсети.
А чьи работы вы сами читаете?
— Я довольно много читаю. Это ведь как в спорте − чем больше тренируешься, тем лучше твой результат.

Знаете, когда я работал начинающим корреспондентом в районной газете и был еще довольно глуп, то считал, что лучше поменьше читать, чтобы не испортить свой собственный стиль. Тогда я почему-то считал, что у меня есть стиль. В итоге перестал не только читать, но и писать (смеется). Сейчас у меня есть, скажем так, своя полка произведений, к которой возвращаюсь и которую перечитываю. Среди них — книги Довлатова, Пелевина, Веллера, Булгакова, Хармса, Достоевского…
Чего не хватает нашей блогосфере?
— Давайте определим, что сегодня из себя представляет наша блогосфера в основной массе? Вот появилась новость о том, что Яценюк подал в отставку. И все тут же стали выражать мнение о том, как и почему он подал в отставку, причем, не являясь экспертами в этом вопросе. В итоге заходишь в соцсеть — и вся лента состоит из трех основных новостей за день, предположим, отставка Яценюка, сбитый Боинг и солнечное затмение. При этом ничего нового они не сообщают. Не интересно.
В таком случае, что бы вы посоветовали начинающим блогерам?
— Не старайтесь подстраиваться под интересы масс и при этом писать о том, что не интересно вам самому. Меньше всех этих «зрадаперемог»! Было бы больше индивидуальности — было бы лучше. Потому что каждый человек − классный, уникальный! Пишите о том, что по-настоящему интересно вам. Даже если вам кажется, что эта тема не интересна многим другим людям. Например, вы едете в путешествие и, вернувшись, мучаете всех бесконечными постами фотографий себя любимого на фоне избитых туристических объектов. И только те, кто ездит по стране, общается с местными жителями, узнает что-то уникальное, те пишут по-настоящему захватывающе о путешествиях.

Правда, нужно быть готовым и к другому повороту событий. Когда человек пишет о том, что его волнует, он раскрывается сам. Это как раковина на дне океана − пока она лежит закрытой, ей ничего не страшно. Но ей нужно дышать. И как только она приоткрывает створки, найдется тот, кто ткнет в нее пальцем. Если вы хотите открываться миру − будьте готовым к тому, что всегда найдутся те, кто постарается сделать больно.

Читайте также на «Репортере»
Made on
Tilda