ТЕКСТ: ВЛАД АБРАМОВ
ФОТО: владимир бородин

«Наши бабушки хотят клубнички»

Продолжая проект «Сильнее старости», мы побывали
в доме престарелых под Малином
Социальный проект «Вестей» и «Репортера», цель которого — помочь пожилым людям, оказавшимся в домах престарелых, продолжается. Раз в месяц наши корреспонденты выезжают в разные города, чтобы своими глазами увидеть, как живут одинокие старики, в чем они нуждаются, о чем мечтают. Надеемся, что к нашему проекту присоединятся те, кому небезразлична судьба человека, вынужденного жить на склоне лет в казенных стенах.
На этот раз в рамках нашего проекта мы отправились в село Чоповичи Малинского района Житомирской области, расстояние от Киева — примерно 140 километров. Здесь в одном из корпусов сельской больницы разместился дом престарелых, где живут 16 человек. В небольших палатах «прописано» по трое-четверо стариков. Свободного места мало, даже шкаф для личных вещей негде поставить — пожитки хранят в сумках и ящиках под койками. «Перед выборами нам обещали сделать полки, мы бы их в коридоре разместили, тут просторно. Но куда-то исчез кандидат», — рассказывает Мария Ребренюк, директор терцентра соцобслуживания в Малине.
«ПОМОГАЮТ НЕ САМЫЕ БОГАТЫЕ»
Мария Ребренюк, директор терцентра соцобслуживания в Малине
Но, как вы понимаете, мебель — лишь одна из проблем. «После пожара в доме престарелых в Леточках к нам пришло письмо сверху, дескать, приведите все в порядок. Хорошо, огнетушители у нас перезаправлены, щит с ведрами, лопатой висит. Но уже который год мы поднимаем вопрос о том, что нам нужна сигнализация, специальная пропитка деревянных конструкций. И на это необходимо примерно 140 тыс. грн. У нас таких денег нет, — признается Мария Константиновна. — Если честно, немного тяжеловато приходится. Бюджет нам выделили практически тот же, что и в прошлом году, чуть-чуть добавили. А цены как выросли? Приходится просить о помощи. И что интересно, те, кто побогаче, дают денег меньше, чем простые предприниматели. Вот недавно отказ объяснили так: «Мы все на АТО отдали, 15 тысяч перечислили». А я такие суммы даже не называю, дайте 100, 200, 300 гривен. Хорошо в маленьких магазинчиках откликаются, выручают».
«БАБУШКИ ХОТЯТ КЛУБНИЧКИ»
Директор дома престарелых Василь Сафранчук
Директор дома престарелых Василь Сафранчук добавляет: «Раньше мы старикам и бананы, и апельсины покупали. Теперь только на яблоки деньги есть, а старикам хочется вкусненького». Чуть позже его слова подтверждает 69-летняя бабушка Оля: «Мне и клубнички хочется, и вишни, и сладкого. Но за то, что мы тут живем, отдаем три четверти пенсии, на руки получаем примерно 300 гривен. Много ли я на них куплю?»

Эта бабушка живет в Доме престарелых три года, не так давно скромно отмечала свой день рождения. «У нее есть сын, но он живет в Харькове и ни разу к нам не приезжал, — рассказывает Василь Васильевич. — Звонит раза два в месяц, и после разговора с ним наша Оля такая радостная, счастливая. Он ее обнадеживает, обещает приехать. Но проходит время, его нет, и она сама со слезами ему звонит: «Я так соскучилась, приезжай». Кто знает, приедет ли он наконец?»
«Я ПОМНЮ ГОЛОДОМОР И АРЕСТЫ 30-Х»
Мария Васильевна Возненко — самая пожилая в этом доме престарелых, ей в прошлом месяце исполнился 91 год. Не смотря на почтенный возраст, она сохранила ясный ум и хорошую память. Следит за новостями, диктует письма дальней родне, искренне радуется редким гостям.

«Я если начну о себе рассказывать, это на час затянется. Прожила-то я немало!» — улыбается бабушка и тут же начинает свой рассказ. Первые предложения звучат доброй сказкой, но с каждой фразой лицо Марии Васильевны мрачнеет, в глазах появляются слезинки.

«Когда я, старая бабка, была девочкой, был голод. Во время Голодомора я у мамы просила: «Дай, пожалуйста, покушать», а не было ничего. Ни зернышка, ни морковки. Крапивой да щавелем питались, — вспоминает Мария Васильевна. — Потом другая беда случилась: отца в тюрьму забрали за то, что он якобы агитировал людей не отдавать хлеб в колхоз. Выпустили его, но прошло время, и опять его потянули на допрос. Били и требовали: «Подписывай бумаги, что ты был в банде Бухарина (большевик, расстрелянный при Сталине за «антисоветскую» деятельность. — «Репортер».) Избили так, что места живого на нем не осталось».
Мария Васильевна:
«Была возможность уехать в Англию, многие так делали, а я отказалась.
Ты не человек, если меняешь Родину»

Во время Второй мировой юную Марию отправили на работы в Германию. «Нам давали 50 граммов хлеба на завтрак и столько же на ужин. Еще брюкву, капусту. И вот однажды я от голода в обморок упала. Меня охранники подхватили и потащили к печи. Думала, заживо сожгут, но они передумали. Бросили меня в барак, отлежалась до вечера, а утром опять надо было идти на работу, — рассказывает бабушка. — Потом нас американцы освободили. Была возможность уехать в Англию, многие так делали, а я отказалась. Ты не человек, если меняешь Родину». Вернулась домой, и опять голод, нищета. Я даже ботинки не могла себе купить, ходила на работу в рваных, обмотанных шнурками. И кем я только не была, и на ферме трудилась, и в поле. Так и дожила до пенсии в 95-м году».

И если о своей молодости бабушка рассказывала ярко, подробно, то последние годы уместились в три предложения. Мария Васильевна сломала одну ногу, через несколько лет вторую, а поскольку жила одна, ее определили в дом престарелых. На наш вопрос о семье, о муже, пенсионерка лишь вздыхает. За нее отвечают соседки по палате: «Сезон такой тогда был. Многие девушки без мужей остались из-за того, что молодые годы провели в Германии».
ОДИННАДЦАТЬ ЖЕН И ОДИН СЫН
«Иван Николаевич, расскажите о себе. Сколько у вас жен было?», — хитро щурится директор дома престарелых. 77-летний старик в ответ улыбается: «Одиннадцать». «Официальных?», — оторопев переспрашиваем мы. «Нет. В ЗАГСе был с одной единственной. Остальные — сегодня есть, послезавтра нет. Сказала мне плохое слово — бывай здорова», — признается Иван Николаевич.

От этого первого брака у него есть сын, живет он за границей, к отцу приезжал лишь раз за шесть лет. «Говорит: «Поехали со мной. Работу найду, например, коровам можно ноги мыть». Я наотрез отказался: «Я жене ноги не мыл, не то что скотине. Спасибо тебе, но я тут со своим народом останусь», — рассказывает Иван Николаевич.

После того визита сын пропал, не звонит, посылки не присылает. «Но как-то к нам позвонила женщина, расспрашивала о нем. Дескать, случайно узнала, что он у вас, расскажите, что да как. И мы так подозреваем, что это была та его единственная жена», — рассказывали нам нянечки.
Иван Николаевич не уехал с сыном заграницу — хотел остаться со своим народом
«ИЗ БИБЛИОТЕКИ КНИГИ СУМКАМИ НОСИТ»
О 66-летнем Владимире Геннадиевиче нам сказали: «Он из библиотеки книги сумками носит». И действительно, книголюба мы застали с потрепанным детективом в руках. «Жена уже давно умерла, я сам жил. Тяжело было еще и потому, что у меня рука парализована. Но как-то и дрова сам пилил, и стирал, и есть готовил. И все ничего, но дом начал рушиться, а ремонтировать не за что. Пенсия мизерная. Пришлось сюда идти, — рассказывает пенсионер. — Первое время непривычно было, а сейчас вроде так и надо. Да и куда мне деваться? Живым в могилу не полезешь».
«ОТ ВОСПОМИНАНИЙ ПЛАЧУ»
«Вспоминаю свое прошлое и плачу. Всю жизнь проработала, 25 лет коров вручную доила, а это нелегкий труд. Отца не было, братья погибли. Замужем я не была. И все родные мои умерли, я одна осталась, — вытирает слезы 86-летняя Марина Прокопьевна. — Вот такая горькая судьба мне досталась. И в молодости было тяжело, и сейчас тяжело, но уже от того, что смерть на носу».

Нянечки добавляют: «Наши подопечные много трудились, а теперь много болеют. Судьба не смотрит на заслуги человека, приводит людей к нам».
Марина Прокопьевна говорит, что ей досталась горькая судьба
В чем нуждаются дома престарелых

— Памперсы

— Постельное белье

— Кастрюли, посуда

— Моющие средства

— Краска для стен

— Энергосберегающие лампы

— Халаты для персонала

— Шкафы для одежды

— Финансирование проекта по противопожарной безопасности (пропитка деревянных конструкций, установка сигнализации)


КОНТАКТЫ
Директор терцентра соцобслуживания Малинского района Житомирской обл.

Ребренюк Мария Константиновна,
Тел. (097) 622-07-93


Контакты нашего корреспондента: Vlad_Abramov@vesti.ua, тел. +38 (067) 245-57-45

Читайте также на «Репортере»
Made on
Tilda