текст: Алена Медведева
фото: сергей харченко

«Лучше раз залезть в аккаунт ребенка, чем пить валерьянку»


Психолог Игорь Гусев – о том, могут ли соцсети довести подростков до самоубийства, как технологии отупляют и почему это нормально
Соцсети, гаджеты и прочие электронные носители прочно вошли в нашу жизнь. Но наряду с пользой и прогрессом мы все чаще замечаем зависимость от интернета и тех форм, которые предлагают современные масс-медиа. Что считать зависимостью, как от нее избавиться и главное, от чего и как стоит оберегать детей, мы побеседовали с кандидатом психологических наук, научным сотрудником лаборатории психологии масс и сообществ Института социальной и политической психологии АПН Украины Игорем Гусевым.
Ребенок и соцсети
Игорь, начнем с животрепещущего. В последнее время интернет всколыхнул репортаж «Новой газеты» о группах в российской соцсети, где взрослые, манипулируя детской психикой, доводили подростков до самоубийства. Якобы произошло 130 суицидов школьников с ноября по апрель. Что вы думаете об этой истории и как можно обезопасить ребенка от таких групп?
— Если предположить, что некая группа в соцсети действительно могла довести 130 детей до самоубийства, то эта «похвала» этой группе. Чтобы человек решился попрощаться с жизнью, вокруг него должен сложиться комплекс способствующих факторов. Человек должен ощущать себя несчастливым в чем-то в реальной жизни.

У подростков эмоциональная сфера вообще склонна к большим колебаниям.
И мы не знаем, что станет спусковым крючком к тому, чтобы он решился на такой шаг. Также мы не знаем, сколько процентов влияния внесла в такое решение человека группа в соцсети: у одних – все 90%, а у других – только 1%. Возможно, даже если я зайду в эту группу, то поразмышляю: не уйти ли мне в мир иной, потому что тут − тяжело, тут − проблемы и так далее, а в ином мире будет хорошо…

Это классическая канва для рассуждений в депрессивном состоянии. Но нельзя все проблемы свалить на группу в соцсети. И хотя родителям от этого уже не легче, я предполагаю, что упущенная в этих семьях здоровая эмоциональная связь между старшим и младшим поколением была основной причиной для этих печальных событий.
Противоположный случай был с российским мальчиком Степой, мама которого призвала друзей в соцсети лайкнуть его снимок с динозавриком, чтобы одноклассники не считали его лузером. На призыв откликнулись тысячи пользователей. Встречаются в соцсетях и другие просьбы родителей поддержать их детей. Например, папа девочки просил лайкнуть ее рисунок, чтобы дочь не расстраивалась из-за негативной оценки учительницы и не думала, что плохо рисует. Но имеют ли родители право влезать в жизнь ребенка таким образом и чем это чревато?
— Если родители принимают решение за ребенка, то должны думать о том, какие плюсы и минусы может повлечь за собой их порыв. С одной стороны, мы понимаем, что идет формирование самооценки, у детей эти рамки легко смещаются в ту или иную сторону. Самооценка часто базируется на похвале от взрослых и признании в своем кругу. Потому родитель должен подумать, не обернется ли его попытка добавить ребенку баллов в глазах окружающих негативной реакцией.
Степа и динозавры
Степа Савельев — обычный москвич-пятиклассник — выкладывал фото игрушек-динозавров и поделок из Лего на своей страничке в соцсети ВКонтакте. Однако популярностью она не пользовалась, и одноклассники посмеивались над его увлечением и называли парнишку "лузером". До тех пор, пока мама Степана не разместила на своей страничке просьбу полайкать посты сынули. Буквально за сутки Степа и его динозавры стали звездами Интернета. Число подписчиков на страничку уже приближается к 13 000, посты Степы собирают тысячи лайков, крупные компании задарили школьника подарками, его приглашают на радио и ТВ, а одноклассникам ничего не осталось, кроме как зауважать Степу.
— Кстати, та же история со Степой не обошлась без негативных последствий. На страничке мальчика завелись тролли, которые пишут матами и не внимают просьбам Степы прекратить это.
— Этот пример и навел меня на мысль об ответственности в социальных сетях. Если взрослые люди вывешивают что-то, связанное с детьми, потому что гордятся либо хотят помочь, это нормально. Но нужно помнить: мир не идеален. А виртуальный мир − тем более. Там еще легче обидеть человека, спрятавшись за маской анонима. Стоит кому-то из «друзей» поделиться вашим постом, как он выходит в широкое пространство. Тут нужно хотя бы ставить фильтры, регулировать, кто в результате может увидеть ваш пост. И если будет даже один негативный комментарий среди многих позитивных, необходимо подумать: стоит ли его показывать ребенку. У него еще в полной мере не сформированы копинги (формы борьбы со стрессом. – «Репортер»), как у нас, взрослых.

Но в случае со Степой мальчик был участником процесса, пост с динозавриком был его, а мама уже активизировала процесс. А вот когда папа запостил рисунок дочери с просьбой повысить уровень ее самооценки, возникает вопрос: почему бы не поднять самооценку ребенка традиционными способами – похвалой близких, соседей, не записать дочку в какой-то кружок? Ведь ребенок не является участником процесса в соцсети, а поэтому стоит ли его туда выводить − тут уж родителям нужно подумать, прежде чем это делать.
Если все мамы будут стараться поднять самооценку ребенку таким образом, то вскоре это перестанет срабатывать. Как все-таки родителям помочь ребенку, который страдает из-за непопулярности в соцсетях?
— Делать акцент на успехах ребенка в реальной жизни. Увлечь сына или дочь чем-то, что будет мотивировать их улучшать свои результаты, формировать мотивацию к достижениям. Отмечать и отслеживать успехи, а не то, чего не хватает, – это лучшая стратегия и для детей, и для взрослых.
Еще один случай из жизни. Мальчик из живого, разговорчивого вдруг превратился в замкнутого и подавленного. Мама зашла на его страницу в соцсети и обнаружила, что ребенок является объектом травли всего класса, поскольку его считают несовременным. Родители поговорили с классным руководителем. А тот толерантно и без огласки роли взрослых обсудил создавшуюся ситуацию среди детей. Подростка перестали травить... И вроде все хорошо, но ведь для этого родителям пришлось залезть в аккаунт ребенка. Насколько это допустимо?
— Сегодня европейские психологи сходятся на тезисе, что у ребенка должна быть жизнь, которую он сам строит, зная, что туда не будут внедряться. Это тезис для тех мам, которые хотят все контролировать. Иначе это обернется большими психологическими проблемами и для нее, и для ребенка. Какими правилами обусловлена личная жизнь детей − в каждой семье решается индивидуально. Где-то мама заходит в комнату ребенка после стука, где-то − не заходит вообще, соглашаясь: пусть там он хранит, что хочет, она ему доверяет.

Страничка в соцсети – это та же комната. И если мама или папа нарушают ее границы, то должны понимать, насколько это может быть опасно для отношений с ребенком и для семьи в целом. В разбираемом случае очень важно, что взрослые не предали факт своего вмешательства огласке ни в школе, ни в семье. Если вы узнали что-либо неприятное о взаимоотношениях ребенка со сверстниками, то лучше не вмешиваться явно. Это только усугубит проблему. У детей срабатывают защитные механизмы. Если им кажется, что взрослые нарушили природный ход вещей, то, когда старшие уйдут, всю свою злобу они выместят на жертве.
"Если вы узнали что-либо неприятное о взаимоотношениях ребенка со сверстниками, то лучше не вмешиваться явно. Это только усугубит проблему. У детей срабатывают защитные механизмы. И когда старшие уйдут, всю свою злобу они выместят на жертве"
Значит, если ребенку угрожает опасность, то незаметно нарушать границы все-таки можно?
— Если появились систематические тревожные сигналы в поведении ребенка, я рекомендовал бы пожертвовать приватностью ради решения более важной ситуации. Это лучше, чем пить валерьянку. Но при этом отдавайте себе отчет: вы реагируете на реальные сигналы, а не нарушаете границы, потому что вам что-то показалось. Не нужно играть в следопыта, если еще ничего не случилось: мол, в этом возрасте обычно случатся первая любовь, а ну-ка, проверю, не одолевают ли моего ребенка неразделенные чувства. Ситуации, которые требуют вмешательства, та же травля, разворачиваются в течение определенного временного периода, а не происходят в один миг. Потому если появились тревожные изменения в поведении, то обратите внимание, постоянные они или вызваны разовым перепадом настроения. Это также даст время и возможность подумать, как правильнее поступить, а не бежать с шашкой наголо спасать ситуацию.

Вы решили, что сигналы требуют проверки? Тогда один раз залезли, получили информацию, что все нормально, − и успокоились, не играете в сыщика дальше. Должно быть четкое понимание, что вы хотите защитить ребенка, а не удовлетворяете свои комплексы или нереализованные потребности. Это часто путают, особенно мамы, из-за недополученной ими любви или внимания от своих родителей.
Ребенок и гаджеты
Современные родители довольно часто подсовывают гаджеты малышам, которым не исполнилось еще и годика, включая на них мультики. Вред для глаз от таких экспериментов доказан. А готова ли к ним психика ребенка?
— Это вопрос к нашим людям: зачем они рожают детей, чтобы потом пытать их гаджетом. С другой стороны, в ближайшие 100 лет все мы будем жить в мире современных технологий. И если станем изолировать ребенка от гаджетов до 18 лет, то лишим его возможности адаптироваться в таком социуме.

Давайте исходить из реалий: если на этапе детсада можно, чтобы ребенок обходился без электронных устройств и не чувствовал там себя изгоем, − лучше это сделать. С пяти-шести лет можно потихоньку приобщать к гаджетам: ставить какие-то развивающие программы, например, учить азбуку. Пусть на каком-то этапе он начнет управлять процессом сам. Но, разумеется, нужно отслеживать, что делает ребенок, какими программами он пользуется и какой контент познает.

Дальше − школа. Во втором классе в программе появится информатика. Не стоит оттягивать знакомство ребенка с компьютером до того момента, когда он придет в класс и не будет знать, как его включать. Дети его просто засмеют.

В целом было бы хорошо, если бы родители в классе договорились, что в школу дают только недорогие телефоны, с функцией звонка. Так в школе дети были бы больше сосредоточены на учебе, плюс это помогло бы сгладить дифференциацию учеников по материальному признаку. К сожалению, для некоторых людей ребенок является воплощением каких-то личных комплексов, того, что они недополучили в детстве. Например, девочка ходит вся в золоте, как новогодняя елка, мальчик − весь в гаджетах.

Хорошо, если бы на законодательном уровне в Украине были установлены европейские правила, когда ребенок приходит в школу, проходит проверку на металлодетекторе, сдает все свои электронные носители в пластиковую коробку, а получает после уроков.
"Сегодня мобильному телефону мы отдаем много приватности. Особенно в городской среде, где, несмотря на обилие людей вокруг, мы часто одиноки, не можем найти глубокие, неповерхностные контакты"
Сколько минут или часов в день ребенок может проводить с электронными носителями?
— Даже взрослым не рекомендуют смотреть телевизор более двух-трех часов − устают глаза. У ребенка этот период еще меньше. Я не физиолог, точное время для безопасности глаз назвать не могу. Но скажу: для полноценного развития зрения и психики значительно лучше ходить с ребенком гулять, чтобы он изучал окружающий мир на живых примерах и на живой, а не искусственной палитре цветов.
Поговорим о влиянии гаджетов на взрослых. Многие сегодня включают их раньше, чем идут умываться, и ощущают дискомфорт, если день начался иначе. Это зависимость?
— Сейчас идет осмысление того, какой процент своей жизни люди должны отдавать медиатехнологиям. Посмотреть с утра новости − это нормально. Но масс-медиа, технологии − это агрессивная среда, которая нас подчиняет. И тут важно, насколько мы можем ей противостоять. Если вы понимаете, что уже не можете с утра не включить планшет, вам некомфортно, то нужно признать: вы зависимы от этой среды.
В связи с развитием новых технологий уже психиатры, а не психологи, выделяют вереницу новых заболеваний человечества. Например, «синдром фантомного звонка», когда человеку кажется, что у него звонит телефон (ощущение вибраций, рингтона), а он не звонит. Нужно ли его лечить?
— Если кажется, что звонит телефон, когда вы ждете звонка, это нормальное явление. Для нашей психики ожидание − это бремя, потому она моделирует ситуацию, желая ее ускорить.

Если же человек при этом лишен сна или же это явление наблюдается постоянно, возможно, у него сейчас состояние повышенной тревожности. Например, из-за неприятностей на работе.

Задуматься о происходящем стоит, если ложных сигналов очень много и они имеют сильную навязчивость. К примеру, вы посмотрели на телефон, а вам кажется, что звонок все еще звучит. Эта ситуация попадает под общее правило для всего: если явление мешает вам жить, социализироваться, то стоит обратиться за консультацией. Как минимум − к психологу.
"Мы понемногу превращаемся в роботов, которые выполняют стандартные механизмы действий. Но если это становится нормой для большинства, то это не отупение, а современное состояние общества"
Бывает, люди боятся расстаться с телефоном даже тогда, когда он не нужен: кладут рядом на время сна, выходят с ним на пять минут за хлебом. А стоит его забыть дома, как человек ощущает дискомфорт, у некоторых даже начинается состояние паники. Что делать тогда?
— Даже я за собой наблюдал несколько неудобное состояние, когда забывал телефон дома. Но не посчитал нужным как-то это диагностировать. Потому что сегодня мобильному телефону мы отдаем много приватности. Особенно в городской среде, где, несмотря на обилие людей вокруг, мы часто одиноки, не можем найти глубокие, неповерхностные контакты. Поэтому нашу приватность мы отдаем телефону, посредством которого общаемся с теми немногими близкими, которым доверяем. Кроме того, в телефоне − почта, фотографии. Если этот контент остался где-то вне нашего контроля, то психике некомфортно: а вдруг найдут? Здесь могут быть и параноидальные мысли. Но если человек с ними пришел бы ко мне на консультацию, я повернул бы разговор, почему у него возникают такие мысли. Может быть, в телефоне хранится информация, связанная с пагубными пристрастиями, нехорошими поступками? Тогда психологическая проблема уже не в телефоне.

Что касается паники, то в подобных ситуациях ей подвержен крайне малый процент населения. То есть это значит, что предмет был персонализирован, занял чрезвычайно значимое место в системе приоритетов человека. И его отсутствие рядом заставляет психику нагнетать какие угодно страхи, вплоть до захвата технологиями мирового пространства. Чтобы этого избежать − устраивайте себе сознательные прогулки без телефона, хотя бы кратковременные.
Пребывание в соцсетях у людей тоже порой вызывает депрессию. Жизнь друзей им кажется более благополучной и интересной, нежели собственная. Как людям избавляться от этих ложных ощущений?
— Для людей природно сравнивать себя осознанно или неосознанно с другими. Но в соцсетях доступ к этому механизму сравнения стал намного ближе, чем раньше. Прежде мы где могли это делать? Например, на улице, идя за покупками... Но если человек отоваривается на рынке, то видит там тех, кто тоже здесь делает покупки.

Соцсети позволяют нам разнообразить общение максимально. И это хорошо. Потому что если одни страдают от сравнения себя с другими, то для других это стимул познать что-то новое. Например, человек узнал об интересном месте работы, пошел туда и заработал денег на путешествие, о котором прочитал.

Если же кто-то слишком расстраивается из-за чужого образа жизни, то ему нужно пересматривать свои жизненные позиции и ценности. Значит, он в чем-то не реализован в реальной жизни.

Есть вопрос и к тем людям, которые постят фотографии, где хвастаются своим образом жизни. Почему они это делают? Они стремятся понравиться или убедить кого-то в своем благополучии? Следуют за модой? Важно понимать: кто-то может объездить весь мир и нам будет казаться, что у него все замечательно, а он не будет испытывать от этого радости. Другой же может пройтись по Крещатику и столько удовольствия получить − от увиденного, от того, какое замечательное мороженое он съел с друзьями…
Приходилось слышать мнение, что гаджеты, соцсети способствуют отупению общества. Вы его разделяете?
— Многие философы говорят, что мы вступили в эру постмодерна, которая среди прочего характеризуется многосвязностью явлений и их обрывчатостью. Потому что современные масс-медиа нам дают разорванную картину мира. Например, включил телевизор на середине новости − получил лишь часть информации. В интернете люди часто читают поверхностно, не разбираясь в деталях, сути. То есть мы все находимся в информационной свалке, где поток льется отовсюду, фильтры не работают или работают плохо. Желательно интересующую информацию хотя бы структурировать.
Каким образом?
— Если вы хотите разобраться в каком-то явлении, читайте аналитические статьи. Или если узнаете информацию из соцсети − тогда читайте минимум две точки зрения, где и хвалят, и ругают. И пусть в последнем случае вы, возможно, посмеетесь, все равно получите маркер для того, чтобы критично оценить эту информацию.
Есть жалобы, что спустя год такого «хватания» информации люди не могут разобраться с инструкцией к новому фотоаппарату или просто прочесть книгу: уже на первых страницах им хочется перескочить на что-то другое. Что происходит?
— Наша психика адаптируется ко всему. Поэтому если в окружающем мире присутствует типичный набор действий, то психика усвоит его. Следовательно, если наш обычный распорядок дня не предусматривает дополнительный анализ и обработку информации, то со временем психика перестанет пропускать их. То есть, мы понемногу превращаемся в роботов, которые выполняют стандартные механизмы действий. Но если это становится нормой для большинства, то это не отупение, а современное состояние общества.
То есть читающие и анализирующие люди станут элитарной кастой?
— Чтение − это более сложный процесс, нежели, например, просмотр телевидения. И нужно понимать, что нам досталась от предков ригидная система (жесткая, неэластичная. – «Репортер»), мы не хотим много думать и излишне напрягаться. Потому психика всегда будет искать легкие пути, постоянно напрягаться и размышлять ей не нравится.

Следовательно, тех, кто заставляет себя это делать, становится меньше. Это не будущее, это уже происходит. И это хороший пример того, что гаджеты не только способствуют прогрессу, но и оказывают негативное влияние. Не нужно учить, не хочется запоминать, растет поколение Google-клика и поклонников «Википедии». Но таковы сегодняшние реалии. Все это придумано, чтобы упростить нам жизнь, а по факту выходит, что оно ее еще и усложняет.
10 советов, как обезопасить общение ребенка в интернете
1
Не запрещайте общаться. Это вызовет обратную реакцию. К тому же лишить ребенка общения в соцсети, если там решают вопросы его сверстники, – значит, дать повод для того, чтобы он был отстранен ими от своей основной группы.
2
Объясните, чем живое общение лучше виртуального, какие вопросы оно помогает решить более эффективно (например, то же поздравление с Днем рождения гораздо приятнее имениннику будет услышать лично, а не увидеть на «стене» среди десятков других постов).
3
Сглаживайте моменты, которые могут доставить ребенку психологическую травму, потому что чей-то внешний фасад выглядит более благополучным. Можно подискутировать: кто-то разместил ролик из дорогого путешествия, а что стоит за этим? К чему призывает такое видео: наслаждаться жизнью или же пользователь показывает лишь свои деньги?
4
Расскажите, что в соцсетях пользователи часто выдают желаемое за действительное и не стоит доверяться малознакомым людям лишь потому, что они кажутся нам симпатичными.
5
Важно не быть в роли ментора, а общаться на равных, научиться слушать ребенка. А также, по возможности, проговаривать ситуации: «Можно было бы поступить и так» или «А я сделал бы так» и объяснять, как могла бы развиваться ситуация в таком случае.
6
Можно проговаривать и потенциальные угрозы, особенно по мере взросления, ведь чем старше ребенок, тем больше проблемных ситуаций может сложиться вокруг него. Например, расскажите, что мошенники могут использовать неосмотрительно выложенную информацию, указывающую на материальное благополучие семьи, или специально выведывать ее.
7
Если ребенок расширяет круг общения за счет незнакомых пользователей, то стоит объяснить, что информацию, которую они о себе сообщают, лучше проверить. Расскажите, что все перепроверяют то, что сообщают другие, особенно в социальных сетях. И это нормально.
8
Желательно все подавать без нагнетания лишних страхов. Ребенок просто должен иметь под рукой модели ситуаций, как поступить, если что-то случится.
9
Если у вас не самые доверительные отношения с ребенком, то отметьте для себя хотя бы из обрывков его рассказов, на какие поступки он способен. Например, может ли он познакомиться в интернете со взрослым человеком и пойти к нему на вечеринку. Продумайте, как будете действовать, если опасная ситуация все же случится. Это спасет вас в экстренной ситуации от собственных глупостей.
10
Универсальный совет на все времена: интересуйтесь жизнью ребенка всегда, особенно когда у него есть желание с вами поделиться, а не отмахивайтесь, ссылаясь на занятость. Появится время – момент может быть упущен.
Читайте также на «Репортере»
Made on
Tilda