Влад абрамов

Святое воинство

Призывники, которые выбрали альтернативную службу,
рассказали нам, как проповедуют дворникам, какую истину познали в зоопарке и почему не хотят на дембель
В мае в Украине стартовал весенний призыв. Правительство постановило, что всего в ряды Вооруженных сил Украины наберут более 16 тысяч новобранцев. Примерно 1% от этого числа, то есть, около 160 призывников, выберут альтернативную службу. Это те, кому вероисповедание запрещает брать в руки оружие. Военкомы говорят, что эта пропорция не меняется уже давно.

Конечно, попытки «откосить» от армии с помощью религии случались. Однако массовым явление не стало, даже не смотря на то, что в стране идет война. В военкоматах нам рассказывали о случаях, когда парни за несколько месяцев до призыва начинали ходить на церковные собрания, делать пожертвования. В таком случае, как члены общины, они имеют право получить соответствующую справку для военкомата и просить заменить службу в армии на альтернативку. Некоторые церкви тоже оказались не прочь подзаработать. Так, в прошлом году одна из неоязыческих организаций начала продвигать через интернет платные услуги по освобождению от призыва и мобилизации — платишь 3 тыс. грн, и ты священник.

«Нюансики» есть. Вот был у нас случай: парень принес документ о том, что он состоит в церкви. Но вместе с ним в личном деле — справка из милиции, где говорится, что он участвовал в вооруженном ограблении. Как вам такое «нельзя брать оружие в руки»? Были и филькины грамоты, поддельные документы, — рассказывает Игорь Слюсаренко, заместитель военкома Киевского горвоенкомата. — И часто «верующие» не могут ответить на элементарные вопросы о христианстве. У нас же многие сотрудники — тоже не атеисты, знают, что спрашивать. Таким можем не разрешить служить альтернативно».
Непростые они люди. Я у одного спросил: «а что будешь делать, если в твой дом придет враг? Если он будет убивать родителей?» А он: «буду за него молиться»
Впрочем, военкомы настаивают, что лжеуверовавших — единицы. Все понимают, что на «альтернативке» служить придется в полтора раза дольше, чем в армии (27 месяцев для тех, у кого нет высшего образования, и 18 месяцев — для магистров и специалистов). Плюс были случаи, когда отслуживших в больнице верующих спустя время мобилизовали, но уже в боевую часть. Поэтому купить ту же справку о непригодности к службе по состоянию здоровья — надежней.

«Те, кто выбирают альтернативную службу, действительно верующие ребята, не курят и не пьют, работают по заповедям. Уклонистов среди них — считанные единицы», — говорит и. о. главного военкома Харьковской области Юрий Калгушкин.

Олег Терещук, секретарь комиссии по делам альтернативной службы Киево-Святошинского района, тоже считает, что жуликов среди альтернативщиков мало: «Непростые они люди. Я у одного спросил: «а что будешь делать, если в твой дом придет враг? Если он будет убивать родителей?» А он: «буду за него молиться». Что делать, такая вера...»
Одна из церквей евангелистов в Киеве
Служат юристами и в зоопарке
Конечно, одной веры для отказа от армии мало. Призывники-альтернативщики должны предоставить специальной комиссии в местной госадминистрации все необходимые справки: о том, что являются членами общины или имеют духовный сан, свидетельство о регистрации религиозной организации в Украине, заверенный устав организации и т.д. Все документы нужно принести за два месяца до начала призыва.

Если комиссия дает добро, парням подыскивают работу . Подавляющее большинство служит в социальной сфере, оказывая помощь пенсионерам, инвалидам, многих распределяют разнорабочими в медучреждения. Часть направляют в коммунальные предприятия, где нужна неквалифицированная рабсила, и призывник с высшим образованием запросто может стать дворником или работником зоопарка. Но бывают исключения.

«У нас лет пять не было юриста, пока к нам не направили призывника, — рассказали нам в КП «Школьные столовые» в Боярке. — Хороший парень, видно, что верующий, постоянно у него какие-то книжки, журналы религиозные. Но кто он, баптист или евангелист, мы не знаем».

Работодатели новобранцами, в основном, довольны: «Не пьют, не курят, матом не ругаются. Да и дисциплина у них на высоте, ничего не нарушают». Но в центрах соцзащиты есть правило: «Проповедовать строго запрещено».
студент-медик антон перец
проходил службу
в больнице скорой помощи
в Харькове
Альтернативщики работают по 8 часов в день, получают минимальную зарплату (1450 грн с мая-2016). И часто не бросают работу и после дембеля. «У нас половина остается», — признается Алексей Григорьев, директор Харьковского зоопарка.

«Я продолжаю работать в больнице и после того, как закончился срок службы. Мне нравится помогать людям, я здесь на своем месте. Учусь в медуниверситете, хочу стать врачом», — рассказал нам Антон Перец, харьковчанин, прихожанин Христианской церкви.
Андрей СИТНИЧЕНКО,
Христианская Церковь «Храм Спасителя»,
работает в терцентре соцпомощи в г. Боярка (Киевская область)
«Для меня такая служба — благословение»
— Библия не запрещает службу в армии. У меня есть братья, которые отслужили. Но я боюсь попасть в ситуацию, когда автомат станет орудием для убийства.

Сейчас моя работа — помогать одиноким старикам, инвалидам. Есть список адресов, куда я должен приходить. Есть график. Некоторых приходится посещать три раза в неделю, к некоторым надо приходить через день. Кому-то нужно купить продукты, оплатить коммунальные, у кого-то убрать, приготовить еду. Рабочий день с 9-ти до 17-ти, но график свободный — я могу прийти позже, могу перенести часть работы на выходной. Иногда весь день провожу на ногах, в разъездах — я работаю не в одном районе, а по всему городу Боярка. Бывает, что устаю, недосыпаю. Но с божьей помощью потихоньку работаю. Я не жалуюсь, у меня есть возможность свободно перемещаться, я живу дома, а не в казарме. И я — рядом с Церковью.

Среди моих подопечных тоже есть люди верующие. Есть те, кто читает Библию, есть те, кто мало о ней знает, и они потихоньку меня расспрашивают. Я сам никому не навязываюсь, стараюсь быть таким, как меня учит слово божье: мягким, покорным, ответственным, добросовестным. И я могу помочь этим людям не только с их физическими потребностями — я помогаю немного и их душе. Для меня такая служба — благословение.

Некоторые мои подопечные — люди со сложными характерами. С ними первое время было непросто. Расспрашивали, почему я не пошел в армию. Но когда они слышат, что я верующий, им становится проще со мной общаться. Они понимают, что я не могу пойти против совести, не обворую, не обману их.

Я прожил этот год с фразой: «Мы не будем благодарны Богу, пока не наступит такое завтра, в котором мы будем просить вернуть то, что было вчера». Мы не ценим то, что у нас есть, мы вечно недовольны жизнью. Но я смотрю на своих подопечных и понимаю, что моя собственная жизнь — большая милость. И я смотрю на их улыбки, на то, как они радуются мелочам, и не понимаю, почему у меня и моих знакомых такие недовольные лица.

Через полтора года мне надо будет выбирать: уйти или остаться. И я уже сейчас колеблюсь. Я привык к этим людям, они уже как родные, как семья.
Алексей,
Союз евангельских христиан-баптистов,
рядовой в ремонтном полку
«Выпьют и спрашивают о Боге»
— Я давно отслужил свой срок на «альтернативке», еще 10 лет назад. Тогда я работал в Киевском военном госпитале. А в прошлом году мне пришла повестка, и я попросился в ремонтный полк. В военкомате пошли навстречу.

В учебке от стрельб меня освободили. Лейтенант узнал, что я верующий, и сказал: «На полигон ты ходить не будешь. Все сорок дней будешь дежурить по палатке». Остальные нормально это восприняли, дали мне позывной «Пастор».

Присягу принимал, как все, — с автоматом в руках. Но перед этим я созвонился с друзьями, посоветовался, и мы пришли к выводу, что ничего запретного для меня в тексте присяги нет. Да, клятвы для меня запрещены. Но в присяге нет слова «клянусь». Я давала обещание служить своему народу. Что в этом плохого?

Мы находимся глубоко в тылу, ремонтируем технику, которую снимают с консервации. Я доволен тем, что могу помочь своей стране, понимаю, что это нужно. И, не считая того, что я хочу быть дома, — я доволен.

Сослуживцам странно, что я не пью. Подходят, шепчут: «Давай по 100 грамм! Никто же не видит! Мы никому не расскажем!» Но я вижу, что они уважают меня за честность и за то, что не рассказываю ничего о них «за глаза».

Офицеры мной довольны. Знают, что я не подведу, что меня можно без опаски отпускать в город — водку в казарму я не принесу.

О Боге у меня спрашивают, только когда выпьют. Мягко ухожу от разговора, не вижу особого смысла в нем.
Виталий СОЛДАТЕНКО,
религиозная община христиан веры евангельской,
разнорабочий в Ржавецком психоневрологическом интернате
(Харьковская область)
«На дембель хочется каждый день»
— Сложно было привыкнуть к этому месту, больно смотреть на людей, которые тут живут, тяжело с ними общаться. Но постепенно я влился, спустя год все не так уж и страшно. Стали понятны слова Соломона: «Все пройдет». Молюсь за тех, кто здесь находится.

У меня не тяжелая работа. Санитарам и медсестрам тяжелее. Я же на подхвате то у плотника, то у слесаря, то у электрика. То шкаф надо починить, то трубы покрасить. Тут можно освоить многие специальности, и это один из плюсов моей службы.

У меня в России родственники, для меня воевать с РФ — идти против братьев. Сказано: «Не убий».

И не буду скрывать, у меня здесь больше времени на то, чтобы заниматься своими делами, помогать родителям. Я могу учиться, могу заниматься с друзьями нашим музыкальным проектом — у нас есть группа.

На дембель хочется каждый день.
Алексей НОВИКОВ,
Свидетель Иеговы,
разнорабочий в харьковском зоопарке
«В зоопарке убедился — Дарвин не прав»
— Конкретных запретов на воинскую службу в Библии нет, это личное решение человека. Но я не встречал никого из нашей организации, кто пошел бы в армию. Библия ясно учит не брать участия в войнах, сказано: «перекую свои мечи на серпы».

Зоопарк был единственным местом, куда в то время брали на альтернативную службу. Я не возражал. Я работаю в отделе «Террариум». Каждый день нужно убрать у черепах, покормить их, протереть стекла для красоты. Это не опасно, у нас ядовитых змей нет, но есть анаконды. Большинство тварей безымянные. Есть аллигатор Вера. Есть каймановая черепаха, ее тоже почему-то зовут Вера.

Я закончил курсы флористики, но сейчас увлекся фото. Иногда фотографирую своих рептилий, есть интересные необычные кадры.

В зоопарке я лишний раз убедился, что эволюция маловероятна. Ты смотришь на таких похожих, но таких разных животных, видишь, как сложно они устроены, и не веришь Дарвину.
Платон,
Церковь христиан Веры Евангельской «Благодать»,
дембель
«Суд над врагом — в руках Бога, а не человека»
— Я проходил службу несколько лет назад, в небольшом городе на Западе Украины. Сперва меня записали в сантехники, потом перевели в дворники.

Не все коллеги меня понимали. Я не раз слышал: «Пошел бы, как все нормальные мужики, в армию» или «да, все вы, сектанты, одинаковые…». Я старался нести свет, рассказывать о Боге. Но коллеги были старше меня, не воспринимали меня всерьез.

Я не пью, и был среди коллег белой вороной. Я видел, как люди приходят на работу трезвые и с каждым часом набирают и набирают градус. И что я, 19-летний пацан, мог им сказать, чтобы образумить? Пытался поговорить по душам, пытался докричаться до них, объяснить, что так жить нельзя. Но в ответ: «Та, у меня проблемы с семьей… У меня проблемы с детьми»… Все недовольны жизнью и ищут спасение в выпивке.
Несколько раз у меня появлялась мысль: «Лучше бы пошел в армию». Меня отправляли на свалки с таким жутким запахом, что с ног валило…
Сначала ко мне отнеслись как к салаге, на которого можно повесить самую грязную работу. Через несколько недель стало легче, а в конце службы меня опять бросили на самые жуткие участки. Начальство понимало, что мне скоро уходить, что надо использовать меня по полной. И что я не в той ситуации, чтобы спорить. Меня отправляли на свалки с таким жутким запахом, что с ног валило…

Несколько раз у меня появлялась мысль: «Лучше бы пошел в армию». Я вспоминал слова друзей: «Да у меня не служба, а халява была. Ничего целыми днями не делал». И я тоже гребу эту гадость лопатой и думаю: «А может, и мне повезло бы? Попал бы на курорт». Но потом я понимал, что в армии я был бы обязан выполнять приказ командира, и не с лопатой в руках…

Сейчас ситуация в стране сложная. Но сказано: «Полюбите врагов своих». Это не значит, что я готов им хлеб-соль вынести. Но суд над врагом не в руках человека, он в руках Бога.
Конфессии, члены которых могут проходить альтернативную службу
Адвентисты-реформисты
Адвентисты седьмого дня
Евангельские христиане
Евангельские христиане-баптисты
Покутники
Свидетели Иеговы
Харизматичные христианские церкви (и церкви, приравненные к ним)
Христиане веры евангельской (и церкви, приравненные к ним)
Христиане евангельской веры
Общество Сознания Кришны
Верующие и мобилизация
Согласно разъяснениям юристов Института религиозной свободы, верующие, даже те, кто проходил альтернативную службу и даже священники, могут быть призваны в случае мобилизации (не путать с военными сборами в мирное время). Однако, поскольку в законе о мобилизации не прописано, как быть с конституционным правом таких людей не брать оружие в руки, то, как правило, их направляют на выполнение небоевых задач — рыть окопы, помогать в медчасти и т.п. При этом юристы уточняют: в случае, если в стране будет объявлено военное положение, верующие уже не смогут претендовать на альтернативную службу — военное руководство будет иметь полное право послать таких солдат вместе с другими в бой.
Читайте также на «Репортере»
Made on
Tilda