текст: Влад Абрамов
Фото: Константин гришин

«Брошенные родители
для нас не редкость»

Продолжая проект «Сильнее старости», мы побывали
в домах престарелых под Белой Церковью
Социальный проект «Вестей» и «Репортера», цель которого — помочь пожилым людям, оказавшимся в домах престарелых, продолжается. Раз в месяц наши корреспонденты выезжают в разные города, чтобы своими глазами увидеть, как живут одинокие старики, в чем они нуждаются, о чем мечтают. Надеемся, что к нашему проекту присоединятся те, кому небезразлична судьба человека, вынужденного жить на склоне лет в казенных стенах.
На этот раз в рамках нашего проекта мы отправились в Белоцерковский район Киевской области. Здесь примерно в ста километрах от столицы, в селах Ивановка и Озерное, есть два небольших дома престарелых. В одном сейчас 14 подопечных, в другом — 15.

«На продукты и коммунальные денег хватает. На остальное — увы», — жаловались нам в домах престарелых. Например, в Ивановке из-за трещины вот-вот рухнет стена. «Мы два года назад делали ремонт здания, но не капитальный, а косметический. Не столько починили, сколько попугали проблемы», — призналась нам Надежда Шалабай, заведующая домом престарелых в Ивановке.

«Мы не отказываемся ни от какой помощи. Мы будем рады даже стареньким коврикам и потрепанным дорожкам, лишь бы хоть какой-то уют создать старикам», — поддерживает ее коллега из Озерного Ольга Звягина.
В Доме престарелых в Озерном живут 15 человек
В хосписе для стариков в Ивановке — 14 подопечных
«Жила у нас мама местного олигарха»
«После того, как подорожал газ, старики сами начали к нам проситься. Но у нас только 15 мест, — говорит Надежда Николаевна, заведующая домом престарелых в Иванково. — Люди у нас живут самые разные. Есть военный моряк из Крыма, который много лет назад после ДТП попал в тюрьму. Жена его бросила, дочь от него отказалась. Он на улице жил, на лавочке спал, пока не попал к нам. Есть дедушка-львовянин, который полмира объездил и был на Кубе во время Карибского кризиса, своими глазами видел Фиделя Кастро и Че Гевару».

А несколько лет назад жила в Иванково мама богатого бизнесмена из Белой Церкви. «Привезли ее к нам как одинокую, но потом выяснилось, что у нее два сына. У старшего — сеть магазинов. К матери приезжал редко, особо не помогал нам. А когда мама умерла, отказался ее хоронить. Да, характер у нее был не подарок. Но родителей же не выбирают, — замечает заведующая. — Увы, брошенные родители для нас не редкость».
«Внуки из России мне не звонят»
Раньше в здании находилась сельская больница. Комнатки здесь тесные, в них по три-четыре кровати с узкими проходами. Старики смотрят новости, громко ругаются: «Нет у нас ничего хорошего и не будет. Надоели эти «ложкины», «тарелкины». Только как набить свой живот и карман думают!»

Вдали от этого шума, в пустой столовой над кроссвордом склонилась старушка. «Сразу видно, что учительница», — говорят нянечки. Оказывается,
75-летняя Нина Яковлевна 40 лет отработала в сельской школе учителем иностранных языков. В Ивановку попала четыре года назад.

«В один день просто не смогла стать на ноги, так заболела. Жила я одна, муж и сын умерли, вот и оказалась здесь, — рассказывает пенсионерка. — Внуки живут в России, но они мне не звонят, а вот ученики не забывают. Когда я работала, они за мной ходили, как цыплята, до самого дома меня из школы провожали. И сейчас приезжают».

Видно, что больше всего женщине не хватает общения: «Ну о чем я могу здесь поговорить с соседкой-дояркой? Только про собаку или про коня, или про курицу...»

Нина Яковлевна любит читать, с азартом разгадывает кроссворды. Но жалуется: «Беру газеты в библиотеке или кто-то приносит. Покупать не за что. 75% пенсии у меня забирают на нужды дома престарелых, остается 378 гривен. Это крохи».
Нина Яковлевна 40 лет проработала учительницей иностранных языков
«Петь вам не буду, а то в тюрьму заберут»
В Озерном нас первым делом ведут к «старожилу», 88-летней бабушке Любе.

«Я, наверное, уже душ 40 соседей похоронила. Я здесь давно, сама сюда пришла 17 лет назад. Глава сельсовета пытался отговорить: «Ты что сдурела, чи шо? Пенсии будут 75% забирать». Но я не привередливая, на хлеб хватает, да и ладно», — рассказывает бабушка Люба.

Долгое время она была «миротворцем» в доме престарелых, грозой соседок-скандалисток. «Люди у нас с разными характерами. Им в таком возрасте тяжело друг с другом ужиться, ссорятся из-за мелочей. Но мы, как персонал, должны со всеми вежливыми быть. А наша баба Люба никому ничего не должна. И она тут быстро порядок наводила, всех могла усмирить, — рассказывают нам нянечки. — Она боевая, очень боевая. Но возраст берет свое. Она уже практически не видит, и ноги с трудом ходят. Но не унывает. Бывает такие частушки споет, что у нас уши заворачиваются».

Мы долго уговаривали бабушку Любу спеть что-то для нас. Но она со смехом отказалась: «Я как начну, так не остановить меня. А там такие словечки, что меня потом в тюрьму заберут за хулиганство».
«Здесь — другая планета»
В соседней комнате живет 80-летний Владимир Евгеньевич. Он встречает нас недоверчивым взглядом: «Вы от какой партии приехали?» Видно, что ему уже надоели предвыборные делегации, а волонтеры здесь, похоже, бывают реже кандидатов.

Узнав, что мы из газеты, наш собеседник горько улыбнулся: «Журналистов у нас еще не было. Вы первооткрыватели. Этот приют и Киев — две разные планеты. Тут все по-другому. И даже в самых страшных снах я не думал, что здесь окажусь. Я был ошарашен в первые годы, да и спустя 10 лет не могу привыкнуть к жизни здесь. Но у меня выбора нет, — вздыхает Владимир Евгеньевич. — Я отдал трехкомнатную квартиру за то, чтобы за мной присматривали, но у «друзей» были другие планы».

Как напоминание о его прошлой жизни — несколько книжных шкафов в холле Дома престарелых. Историк перевез свою библиотеку в новый дом, но из-за нужды был вынужден продать наиболее ценные тома. Да и зрение с возрастом все хуже и хуже. Читать приходится и в очках, и с увеличительным стеклом.

Но больше всего Владимир Евгеньевич скучает по разговорам: «Приезжают к нам «сектанты»: адвентисты, баптисты. Стараются подкупить, какие-то книги приносят. Но я — толстовец, я бы хотел подискутировать с ними, поговорить, но они стараются в споры не вступать».
«Я сюда еле теплая приехала»
«Баба Зина — хорошая бабушка, толковая», — такую краткую характеристику дают нянечки 77-летней пенсионерке, которую мы застали за чтением книги.

«Я бы сюда не попала, но у меня две дочери погибли. Одна в 2001-м, другая в 2013-м. И так меня пригребло, что заболела, хотели в больницу положить, но я пошла сюда, — сквозь слезы рассказывает бабушка Зина. — Я как сюда приехала, еле теплая была. Есть ничего не могла. Но тут немного подтянули меня. Конечно, было бы лучше жить при своих детях... Но внук с женой и внучка живут в однокомнатной квартире, разделили ее шкафом. И куда мне еще к ним тянутся?»

Женщина рассказывает, что фактически сама вырастила внуков, была их опекуном: «И бабкой, и мамой им стала». Признается, что скучает по ним и ездила в гости. Но нянечки добавляют, что ответных визитов не было. Прощаясь бабушка Зина роняет: «Мы так рады тут гостям. Кто не приедет, с кем не поговоришь, все легче на лучше становится».
«Люди умирают, поступают новые. Так и живем»
Сейчас в этом доме престарелых — пятеро лежачих. «Вот наша баба Маня, в прошлом году ей 90 лет исполнилось. Всем селом отмечали. Столы у нас поставили, гостей пригласили, даже сельский голова пришел. Видно, что любят ее многие, уважают. И бабушка такой была веселой, такой счастливой, даже чарку выпила. Но вот разбила ее болезнь. Лежит никудышная, — сокрушаются нянечки. — Что делать? Люди умирают, поступают новые... Так и живем».
«Мы попрошайничаем»
«Нам кто что не предложит, мы все готовы взять. Всему рады. Нам не надо новое, мы готовы бэушное принять. Стиральная машинка нужна? А как же! Попробуйте 15 человек на одной обстирать. Линолеум надо? А вы на наши дыры посмотрите? Мебель новая нужна? Конечно. Нашей-то не один год, и давали нам ее не новую. И очень много всего еще надо! Денег на покупку нет. Мы попрошайничаем», — признаются заведующие.
В чем нуждаются дома престарелых

– Памперсы

– Телевизор и радиоприемники

– Электрочайник

– Микроволновка

– Морозильная камера

– Стиральная машина

– Ковровые дорожки

– Линолеум

– Постельное белье

КОНТАКТЫ
Директор терцентра соцобслуживания Белоцерковского района Киевской обл.


Горовой Виктор Николаевич,
Тел. (067) 425-96-61


Контакты нашего корреспондента: Vlad_Abramov@vesti.ua, тел. +38 (067) 245-57-45

Читайте также на «Репортере»
Made on
Tilda